Юный Натуралист 1975-12, страница 29

Юный Натуралист 1975-12, страница 29

28

БОЛЬШОЙ МУРАВЬЕД, ТАМАНДУ И МИКО ДОРАДО

Необычный вид муравьеда приводит к мысли, что природа допустила ошибку, создав столь странное существо. Сильно вытянутая голова заканчивается узкой мордой, похожей на свиное рыло. Полуметровый язык длиннее, чем у любого сухопутного зверя. И когти немаленькие. А вот рот крохотный, и зубов нет ни во рту, ни в желудке. Но, каким бы странным ни казалось нам животное, всегда есть причины, что оно должно быть именно таким. И длинная узкая морда, и липкий от густой слюны язык, и сильные когти — все служит одной цели: добывать пищу и защищаться от хищников.

В семье муравьедов три брата •— большой (юруми), средний (таманду, его вы видите на фотографии) и малый (мико дорадо). Все они обитают в Центральной и Южной Америке. Большой муравьед живет на земле, таманду предпочитает древесный образ жизни, по земле ходит медленно, тяжелой походкой, а малый, или карликовый, муравьед редко покидает вер^ шины леса.

Юруми — создание неуклюжее. По ночам, а нередко и днем бродит, уткнувшись мордой в землю, вперевалочку, в безлюдных местах по лесу, пока косолапые ноги и вынюхивающий нос не приведут его к муравейнику или термитнику. Идет не спеша, так что его можно догнать пешком. Глаза у большого муравьеда слабые: чтобы быть сытым, юруми приходится полагаться только на свое обоняние да на грозное оружие — мощные лапы и острые когти.

Полутораметровой длины тело большого муравьеда опирается на четыре лапы. Передние — сильные и короткие, задние — и толще, и длиннее.

Пальцы передних ног вооружены острыми, заметно искривленными когтями, два из которых до 10 сантиметров длиной. Когда муравьед идет, он подгибает их, чтобы они ему не мешали, и ступает по земле тыльной стороной пальцев.

Обнаружив гнездо термитов, муравьед ударяет по нему своими передними лапами. Удар так силен, что твердые стенки термитника не выдерживают и рушатся. Тогда муравьед просовывает в пролом свою узкую морду и длинным червеобразным языком добирается до середины гнезда. Тонкий, как шнур, липкий язык работает с поразительной быстротой. Большой муравьед выбрасывает и втягивает его в рот до 160 раз в минуту! И каждый раз обильно смачивает клейкой слюной.

Поскольку у муравьеда нет зубов, насекомые, а также черви и ягоды, которые он

иногда хватает губами, попадают в желудок неразжеванными и там перетираются мускулистыми стенками с твердой выстилкой. Подобранные по дороге камешки и песок, как жернова, помогают перерабатывать пищу.

Из 30 тысяч муравьев и термитов, пойманных за день большим муравьедом, ни один не возвращается домой. Изо рта им не выбраться: на внутренней поверхности щек и нёба находятся ороговевшие сосочки, которые, словно щеткой, соскребают с языка всех насекомых.

Иногда во время путешествий юруми добредает до реки и, не задумываясь, пускается вплавь. А на том берегу снова продолжает поиски термитов. Утомившись бродить и есть, ложится отдыхать, каждый раз на новом месте. Обычно большой муравьед роет у корней деревьев неглубокую яму, укладывается в ней на бок, засовывает голову между передними лапами и накрывается великолепным пушистым хвостом. Надо сказать, что мех у муравьеда жесткий, на голове короткий. А вот на спине у юруми — настоящая грива да на хвосте волосяное опахало длиной в 40 сантиметров.

Большой муравьед не умеет забираться на деревья, зато его средний брат — таманду не так неуклюж и прекрасный древолаз. Таманду вдвое меньше юруми, и когти у него на передних лапах вдвое короче. Но это не мешает среднему муравьеду так же ловко, как и большому, разрушать постройки термитов и добывать липким языком насекомых. В желудках таманду находили до 500 граммов муравьев, термитов и их личинок.

И таманду, и карликовый муравьед спят днем, а ночью охотятся. Как только встанет солнце, карликовый муравьед начинает разыскивать себе укрытие, где можно было бы спрятаться на весь день. Если повезет и на пути встретится дупло, муравьед укроется в нем. А если дупла не найдет, выберет ветку с особенно густой листвой. Уцепится за нее задними ногами и хвостом и засыпает, свесившись вниз головой. Издалека карликового муравьеда можно принять за плод какого-либо дерева. Ведь мико дорадо ростом с белку, шерстка у него часто золотистая, а подошвы лап и кончик носа — красные.

Большой муравьед во многих районах Америки сильно истреблен и поэтому взят под защиту. А вот карликовый муравьед, очевидно, не так редок, как об этом часто пишут.

И. Вронская

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?