Юный Натуралист 1975-12, страница 52

Юный Натуралист 1975-12, страница 52

52

Мои слова обидели Володю. «Это очень полезная птица, — горячо начал он. — «Сорока-воровка»! Да, иногда сороки разоряют гнезда, таскают цыплят, выклевывают семена с грядок. А сколько они поедают вредных насекомых! Они даже на грызунов охотятся. А вы знаете, какие искусные строители сороки?»

Я был вынужден признаться, что почти ничего об этом не слышал. «Гнездо соро-ки, — продолжал Володя, — это очень сложное сооружение. Сороки не только сучья и траву для постройки используют, но и глину. Травой прутья переплетают, а глиной скрепляют. И внутри гнездо слоем глины обмазывают. Строят его на небольшой высоте, но попробуйте найдите гнездо в кустарнике. А если хищник и разыщет гнездо, то до яиц или птенцов добраться не так-то просто. Сверху крыша сделана из прутьев».

После этого я стал смотреть на Катьку с почтением, которое еще больше выросло, когда я узнал о ее многочисленных талантах. Кстати, взъерошенный вид Катьки объяснялся тем, что она оказалась любительницей водных процедур: дважды в день во время уборки помещения принимает ванны в ведре. Кроме того, она умеет произносить два слова. Я двинулся к воротам, с уважением поглядывая на стайки сорок, которые, несмотря на кажущуюся суетливость и несолидность, были в действительности умными и полезными птицами.

Ю. Фельчуков

ГОРНЫЕ СПАСАТЕЛИ

Сейчас я расскажу вам об удивительном случае, с которого началась всемирная известность у редкой породы собак сенбернаров. Ну а если предположить, что вы еще и обожаете этот вид животных, то вам небезынтересно будет узнать об этих самоотверженных друзьях челозека.

Итак, в Высоких Татрах, куда я прибыл за два дня до начала горнолыжных соревнований, погода стояла солнечная, с легким освежающим морозцем, не превышающим даже десяти градусов. До съемок было еще далеко, и я, долго не раздумывая, нашел уютное местечко среди скал, снял рубашку и предался ласкающим лучам солнца.

И вдруг царившую тишину в непосредственной близости от меня пронзил громкий собачий лай. Владельцем столь мощной глотки, как и следовало ожидать, ока

зался ростом с теленка породистый сенбернар. Что сбоим лаем он хотел доказать, так я и не узнал, только если этим способом он желал напугать меня, то у этого добряка ничего из его затеи не получилось. В его лае не только не чувствовалось злобы или раздражения, наоборот, манера, с какой он заискивающе крутил хвостом, словно пропеллером, не оставляла никакого сомнения в его дружеском ко мне расположении. Все его: «Вр... р... р! Гав, гав» — походили скорей на выражения его чувств, чем на устрашения.

— Тихо, Юфф! — сказал спокойно мужчина в красной блузе, какую носят стражи гор, чтобы их было видно издалека.

— Ладно, помолчу, — казалось, ответил ему Юфф на своем собачьем языке, еще разок как-то по-иному, жалобно, гавкнув. Затем он лег у моих ног и, положив голову на передние лапы, снова приветливо замахал хвостом.

У сенбернара настолько исключительная биография, какой мало кто владеет даже среди нас. Поэтому эти собаки и пользуются давней славой. Но самым выдающимся героем из своих собратьев является сенбернар Барри.

Произошло этЬ в начале прошлого века в альпийском ущелье св. Бернара. Завывал свирепый ветер. Крепчал мороз. И тогда, как обычно в такую пору, из монастыря выпустили собак. Зная свои обязанности, они побежали по горным тропам и дорогам, просматривая и обнюхивая пропасти и утесы, проверяя, не заблудился ли кто-нибудь из путников, погибая во власти бурана.

В один из таких ураганов Барри и нашел девочку на дне - пропасти. Лежала она засыпанная снегом, уже окоченевшая, но еще живая. Барри всю ее обнюхал, потом лизнул одну щеку, затем вторую. Вздрогнули веки, к девочке возвращалось сознание.

Когда маленькая Патриция открыла глаза, она задрожала от испуга. «Волк, — подумала девочка ,с ужасом, — теперь съест он меня, как Красную Шапочку». И словно она это предугадала, до ее щек снова дотронулся красный широкий язык. Но, вместо того чтобы в следующее мгновение вцепиться в нее зубами, «волк» лег возле девочки, прижался к ней и, положив голову на ее грудь, прикрыл теплым пушистым мехом. Он будто хотел показать: «Смотри, как я мал. Влезай на меня и посмотришь, как я тебя покатаю». Но Патриция не поняла его намека. Тогда Барри начал подсовывать морду под девочку до тех пор, пока она не догадалась и не обхватила руками его пушистую шею. Незабываемая это была езда. Мчались по обрывам над пропастями, по гребням высоченных гор.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?