Юный Натуралист 1976-07, страница 14

Юный Натуралист 1976-07, страница 14

12

что дядя Витя — физик, а мои отец — преподаватель физики?

_ Это трудный вопрос, — прищурилась

Галина Ивановна. — Понимаешь...

_ Нет. Не понимаю. Куда мы идем? Речка же там!

_ Ты думаешь? — спросила 1 алина Ивановна и остановилась.

_ Я знаю, — почему-то уверенно ответил я. Так уверенно, будто уже видел водяную пыль, и брызги, и маленькую радугу.

— Посмотрим, — опять обиделась Галина Ивановна, и мы пошли туда, куда я показывал.

— Посмотрим, хоть там и гора, пошли посмотрим.

До самой горки шли молча. Внизу вместо речки была большая грязная лужа. Земля вокруг истоптана, и валялись овечьи орешки.

— Мы оба ошиблись, — сказала Галина Ивановна, — пошли-ка назад.

Я бы ни за что назад не пошел, но она старшая, а старших надо слушаться. И мы повернули обратно.

Потом мы опять ехали, и становилось интересно угадывать, куда повернет дорога. Несколько раз мы останавливались, и мужчины выходили смотреть, словно искали что-то, и говорили между собой, а мамы смотрели такими глазами, словно они все-все понимают.

Вечером проехали поселок. Каждый дом там стоял на склоне горы, а между домами росли деревья. Дорога стала узкой, асфальт кончился. Мы делали поворот за поворотом, внизу, очень далеко, текла река в узком коридоре из скал, а вверху, над дорогой, росли большие деревья.

Поздно вечером, уже при фарах, мы добрались по еле заметной дорожке туда, куда ехали. Это был большой голубой дом посреди леса. Нас, как и говорили, давно ждал пожилой, худой, небольшого роста человек, лесник Александр Михайлович. Он поздоровался с женщинами за руку, а с мужчинами расцеловался и повел их в дом. Нас он будто не заметил, и мы с Ладой остались в машине. В доме лесника горела керосиновая лампа, какую мама зажигает, когда нет электричества. Лада включила приемник, и мы слушали музыку.

Электромузыкальный ансамбль, — то ли спросила, то ли сказала Лада.

— Наверное, — сказал я на всякий случаи.

—- Музыкантам и композиторам хорошо-они нашли новую форму. У музыки есть будущее. Ьольшое будущее.

— А у физики какое будущее?

— Огромное, — ни секунды не задумалась Лада. — У физики и биологии. Все остальные науки только помогают им двигаться вперед. И математика, и химия.

— А кем ты будешь?

— Я буду заниматься квантовой акустикой.

— И откроешь что-нибудь?

— Да, — не задумываясь, ответила Лада. Она ответила еще до того, как я договорил вопрос.

Это хорошо, когда человек уверен. Представляю, как вел бы урок преподаватель, или шофер машину, или врач операцию, если б он сомневался в себе. Но Лада...

— Слушай, тебе нравится твое имя?

— Нет, — ответила она, подумав. — Не очень. Мода пошла на всякие древние имена. Мода — это все суета. Но имя неплохое. Я бы запретила давать имена, из которых можно сделать что угодно. Человека надо звать, как его назвали.

Ну да, конечно. Всю жизнь бы меня звали Святославом, и никак иначе. Ее-то по-другому не назовешь. Лада, и все тут. Даже рассердиться нельзя. Ладка не скажешь. Кличку не придумаешь. Как она говорит — аж зло берет. О себе как о чужом человеке. А выражение такое, словно список класса читает.

Я вышел из машины и пошел к дому. Оттуда вышел дядя Витя, за ним остальные. С лампой в руках пошли назад. У дороги стоял домик. Лесник отодрал доски с двери и открыл замок. В домике были две комнаты, несколько стульев и кровать. Из машины принесли багаж — две раскладушки, стол, пакеты и свертки. Лада пришла в домик, посмотрела и ушла. В домике открыли окна, и стало очень сйежо. Вытерли пыль, уселись за столик и стали ужинать. От лампы лица у них были то смешные, то страшные.

Дядя Витя начал рассказывать о каком-то фазотроне — или не знаю, как он называется. Рассказывал очень быстро, не договаривал слов, все внимательно слушали и ничего не понимали. Папа катал хлебный шарик, а потом делал козла с ногами из спичек. Внимательней других слушэди Галина Ивановна и лесник. Моя мама вечно не дает отцу рассказать что-нибудь в компании. Она называет его по фамилии и говорит «хватит заливать».

Дядя Витя замолчал и посмеивался, словно рассказывал что-то смешное. Может, он и рассказал смешное, да никто не понял.

Лесник очень внимательно слушал всех, потому что за год, кроме еще троих лесников, никого толком не видел. Когда наши наговорились, он сначала попросил рассказать еще что-нибудь, а потом сказал, что в долину пришли зубры из Ьоседнего края, что заповедник — оказывается, мы приехали в Кавказский заповедник — очень разросся «в смысле дерева, в смысле рыбы и дичи».

Я представлял себе лесников с большими

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?