Юный Натуралист 1978-04, страница 6

Юный Натуралист 1978-04, страница 6

Ч

СЪЕЗДУ ВЛКСМ

ЗЕМЛЯ ВОЗРОЖДЕННАЯ

Работаю я мелиоратором. Осушаю землю. А земля наша лежит ниже уровня моря, и, как в чаше, скапливается в ней вода. Поэтому так много здесь рек, озер и болот. По утрам стоит над полями молочный туман, с виду легкий, прозрачный, а шагнет в него человек — и будто растает.

При такой влажности гниют посевы, меньше дает земля, чем ей положено. Вот и получается, что мы, мелиораторы, лечим эту землю, чтобы на месте застойных луж колосились хлеба, а там, где непролазные топи чернели, запестрели бы луга душистого разнотравья.

На плане осушительная система похожа на елку, какой ее рисуют малыши, — ствол, а от него отходят ветки с растопыренными иголками. По этой схеме мы экскаватором прорываем глубокие, в рост человека, траншеи и укладываем по дну трубка к трубке керамические дренажи. Трубки поглощают воду из почвы и несут ее в коллектор — основную стержневую трубу, а та всю собранную воду уносит в речку. Когда тихо, слышно даже, как журчит вода в коллекторе будто перебирает гальку веселый ручеек. Диву даешься, как быстро срабатывает система. Бывает, только успеешь проложить дренаж, а лужи как не бывало.

Но прежде нашего экскаватора по полю идут тракторы, ровняют его, причесывают под «нулевку», срезают разросшийся кустарник, корчуют пни.

Земля со стороны может ровной казаться, а копнешь ее — там и камни, и валуны, а в наших местах еще и щебенка от разрушенных в войну хуторов, встречаются остатки бетонированных фашистских дотов.

На вычищенную, разглаженную тракторами целину вступаем мы, мелиораторы, со своим экскаватором. Когда работаешь на нем, грохот стоит: собственного голоса не слышно. В таких условиях нужна полная согласованность, умение понимать товарища по взгляду, по жесту. Правильно сказал лауреат премии Ленинского комсомола, мелиоратор Михаил Пряжников: «Экипаж должен быть собран, как в кулак пальцы». Это он говорил о своей бригаде, самой сильной в области. В то время наш экипаж только создавался.

И нас было всего трое, хотя по норме полагалось пятеро.

С Николаем Поповым я хорошо был знаком, вторым предложили Славу Крупно-ва. Я обрадовался. Со Славой я работал немного, всего два месяца, но зато самых тяжелых, зимних.

Земля промерзшая, твердая. Экскаватор ее грызет, аж трясется весь. На ковш

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?