Юный Натуралист 1979-12, страница 30




Юный Натуралист 1979-12, страница 30

Горонгоза. Есть два подвида белого. Название, как и у его собрата, черного носорога, ошибочное. «Белый» произошло от неправильно переведенного слова «вей-де» — на бурском языке это «крупный». Кто-то перепутал «вейде» с английским «уайт», что означает «белый». Рог южного подвида — белого носорога — достигает длины 158 сантиметров, это своеобразный носорожий рекорд. Отличается белый носорог от своего черного собрата еще и тем, что живет группами, до восемнадцати особей.

Раньше белый носорог был хозяином огромных пространств Африки. Сейчас, увы, его былое распространение можно проследить лишь по наскальным рисункам и сохранившимся наблюдениям первых европейских поселенцев, охотников и натуралистов. Северный подвид обитает в юго-западном Судане, Уганде и северных районах Конго, а южный от реки Оранжевой до Замбези и от побережья Индийского океана до пустыни Калахари. Сегодня в результате широкой кампании «Белый носорог» их численность удалось увеличить. Но надолго ли?

Я стал частым посетителем музея. Приходил с утра, осматривал его богатейшие коллекции, делал фотоснимки. Однажды я так увлекся съемкой, что не заметил, как ко мне подошел человек и поздоровался. Я обернулся. Рядом стоял невысокий загорелый мужчина в больших роговых очках. Он представился. Это был Антониу Кабрал.

— Я работаю здесь, наверху. — И он указал на лабораторную пристройку.

От волнения я забыл сразу все португальские приветствия. Передо мной был автор книг по зоологии Юго-Восточной Африки, крупный португальский зоолог, тот, чью книгу я читал в Москве.

— Пойдемте, я покажу вам бабочек, — предложил доктор Кабрал.

В комнате, куда мы вошли, яблоку негде было упасть — сплошные шкафы, коробки, ящики. Мы ходили по комнате, и доктор Кабрал показывал мне мозамбикских чешуекрылых.

Так я познакомился с доктором Кабралом. Мы виделись каждую неделю, подолгу сидели на высоком берегу залива и говорили о богатом животном мире Мозамбика. Кабрал с огромным интересом слушал мои рассказы о фауне нашей страны. С высокого берега залива Делагоа нас прогонял только шторм или неистовый африканский ливень. Тогда мы, согнувшись, бежали в белый особняк на площади Перекрытия Замбези —- в Национальный музей естественной истории Мозамбика.

ВОЗВРАЩЕНИЕ
СКИФСКИХ
ЗВЕРЕЙ

Начинающему художнику-анималисту важнее всего работа «с натуры», другая необходимая сторона его образования — накопление впечатлений от посещения музеев, от изучения памятников прошлого. Все это называется накоплением художественной культуры. Крупнейший анималист Василий Алексеевич Вата-гин очень многому научился у анималистов древности. История изобразительного искусства богата образами зверей. В иные периоды эти образы были главным содержанием искусства, и изучение этих периодов не может быть бесплодным для современного анималиста.

Каждый народ по-своему подходил к образу зверя, поэтому изучение этих зверей — это одновременно познание глубинных черт характера того или иного народа. У древних египтян звери торжественные и величественные, у ассирийцев — яростные и трагичные, у древних жителей острова Крит — нарядные и грациозные. Ярко и резко показали зверей и одновременно себя скифы.

Этот удивительный народ исчез в первые века нашей эры, оставив после себя искусство, почти исключительно посвященное зверям. Скифы и родственные им племена — это особый гигантский кочевой мир евроазиатских степей, простиравшийся от Хуанхэ до Дуная. Народов-родственников было множество. В нашем Причерноморье жили собственно скифы, дальше к востоку кочевали сарматы, еще дальше — саки и масса-геты, а где-то на Алтае жили уже совсем сказочные аримаспы и «стерегущие золото грифы». Эти последние казались

Н. Непомнящий



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?