Юный Натуралист 1980-11, страница 32

Юный Натуралист 1980-11, страница 32

30

таться, сумеют ли они использовать в пищу дары кавказских лесов! И наконец, возможно ли размножение павианов в этих условиях!

Наблюдать за обезьянами приехала и наша группа.

,..Мы вышли из машины, в люльке по подвесной канатной дороге переправились через речку и переправили свое снаряжение. На большой поляне увидели несколько клеток-кормушек, предназначенных для контрольного отлова обезьян, и старый вагончик — наше будущее жилище.

Мы ожидали, что обезьяны, увидев людей, тут же уйдут в горы. Но они продолжали спокойно сидеть на деревьях в двадцати метрах от нас и обрывать листья. Через некоторое время небольшая группа павианов появилась на поляне и направилась к вагончику. Мы заперлись внутри.

Впереди шел вожак. За ним следовали остальные. Гамадрилы подошли к нашему жилищу и стали кружить возле него. Несколько обезьян помоложе забрались на зарешеченные окна и заглядывали внутрь нашего дома. Мы старательно делали вид, что не замечаем обезьян. А обезьяны тем временем не давали нам покоя. То они забирались на крышу и там устраивали драку, то протягивали руки в окна, пытаясь вытащить что-нибудь изнутри. Судя по тому, как уверенно они орудовали, это им было не впервой. Наконец павианы ушли, и мы смогли спокойно разобрать вещи.

На следующее утро я проснулся оттого, что услышал глухое ворчание. Открыл глаза и тотчас зажмурился. И не только потому, что прямо в лицо било яркое солнце. За окном в солнечных лучах темнел силуэт гамадрила. Он пытался через решетку дотянуться до свитера. Я приподнялся, обезьяна тут же исчезла. Через окно было видно, что все стадо бродит по поляне, отыскивая корм. В центре поляны расположился вожак, рядом с ним сидела самка и, мелодично лопоча, разбирала волоски в гриве повелителя. Делала она это очень ловко, осматривая каждый волосок, вычищая попавшую в гриву грязь. Самец благосклонно поглядывал на самку, взглядом одобряя ее действия.

Перебирание волосков и очищение их от грязи у обезьян приматологи называют «обыскиванием», или груммингом. Грум-минг — один из элементов языка жестов гамадрилов. Он служит у взрослых животных для выражения подчиненности и уважения к более сильному члену стада.

Вскоре обезьяны ушли. Мы быстро позавтракали и, взяв кино- и фотокамеры, бинокли и дневники, отправились в горы. Деревья здесь росли не очень густо, идти было легко. Поднявшись метров на триста, остановились и стали ждать появления обезьян. Склон был крутой, и нам приходилось держаться за гибкие ветви рододендрона, а

ногами упираться в корни буков. Пока мы сидели, поджидая обезьян, я обнаружил под деревом множество скорлупок от буковых орешков. Судя по всему, здесь недавно пировали гамадрилы. Позже я узнал, что чинарики — так в этих местах называют пподы бука — стали одним из самых любимых лакомств гамадрилов. Вообще же обезьяны сумели полностью приспособиться к питанию местными растениями. Кроме чинариков, гамадрилы включили в свое меню листья лавровишни, бука, каштана и других деревьев. В пищу шли плоды дикого инжира, грецкие орехи, ягоды. При случае обезьяны ловили мелких ящериц, насекомых, птиц. Зимой, правда, приходится подкармливать обезьян специальными концентратами (ведь они здесь на воле живут зимой и летом). Да и в остальные времена года их немного прикармливают, для того чтобы гамадрилы не покинули эти места.

...Наконец появились обезьяны. Шли по тропинке цепочкой. Впереди, как всегда, вожак. За ним — остальные. Пройдя шагах в десяти от нас, они невдалеке расположились для отдыха и кормежки.

Мое внимание привлек молодой гамадрил. Он отыскал плод каштана и долго не мог вскрыть его — очень уж была колючая кожура. Он вертел его и так и сяк, потом оставил каштан и заинтересовался лежавшим неподалеку поваленным деревом, в стволе которого было много трещин. Гамадрил внимательно исследовал несколько трещин, потом осторожно рукой подхватил колючий каштан, засунул его в одну из трещин, укрепил ппод в нем и не спеша ободрап колючую кожуру зубами. Потом добраться до вкусной сердцевины было несложно. Многие исследователи утверждают, что гамадрилы необыкновенно смышлены и способны решать довольно сложные задачи.

Однажды, наблюдая за малышами, я вдруг увидел, что рядом со мной упал увесистый камень. Обернулся. Невдалеке стояла самка гамадрила и опять замахивалась камнем, чтобы бросить в меня.

Стадо гамадрилов постепенно разбрелось по лесу. Я беспрерывно фотографировал. Молодой самец гамадрил остановился шагах в пяти. Я навел на него объектив. Он пристально посмотрел на меня, оттянув назад кожу со лба, так что стали видны треугольники белой кожи над веками, широко раскрыл рот, обнажив крупные клыки, и ударил лапой о землю. Я тут же отвернулся, вспомнив слова руководителя группы: «Пристальный взгляд у гамадрилов — угроза. Оскал и выпад — последние стадии угрозы, за которыми следует нападение. В этом случае лучше отвернуться и не смотреть на обезьяну».

Я смотрел в сторону, подавляя в себе желание обернуться. Павиан успокоился и отошел. Я облегченно вздохнул.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?