Юный Натуралист 1982-02, страница 47

Юный Натуралист 1982-02, страница 47

46

ли наискосок, постепенно сближаясь с целью, но делая вид, что направляемся мимо нее. У самых крайних кустиков, метрах в двухстах от ели, я незаметно спешился, а ординарец свернул в сторону и вскоре скрылся в лесу, прихватив с собой и моего коня.

Устроившись поудобнее, я тщательно прицелился и выстрелил. Странно: это не произвело на тетерева никакого впечатления. Он лишь на мгновение замолк, но тотчас забормотал снова. Несколько последующих выстрелов ничего не изменили. Оказывается, карабин у пожилого солдата, человека сугубо штатского (он всю жизнь шил детские платья), оказался совершенно непристрелянным. Только в конце второй обоймы по веточке, случайно срезанной пулей, стало ясно, что он бьет немного правее и значительно ниже.

Беда невелика. Мне часто приходилось пристреливать оружие неопытных солдат, приводить его к нормальному бою. Найду управу и на этот карабин: чуточку влево, на пару делений выше,— и косач мой. Однако минутный охотничий азарт уже прошел, и мне стало жаль эту красивую бедную птицу, настоящее украшение русских березовых перелесков.

В самом деле, сколько настрадалась она за войну, если даже перестала реагировать на выстрелы! Великая сила инстинкта, возбуждение от весенних солнечных лучей заставили ее пренебречь смертельной опасностью и токовать у самой линии фронта. Так разве можно без всякой надобности, походя, обрывать эту вдвойне дорогую песню?

Я так и не сделал рокового заключительного выстрела. Боясь потревожить косача, я осторожно вернулся на опушку и вскоре присоединился к удивленному ординарцу.

— Что такое, неужто карабин заело?

— Нет, Горохов, просто я передумал. Пусть себе живет на здоровье!

— Оно, пожалуй, что и так,— охотно согласился ординарец и легонько пришпорил свою Буланку.

К. САВИЧ

НЕОБЫЧНЫЙ ПАРТИЗАН

Осенней дождливой ночью через густой лес пробирались два человека и большая, похожая на волка, овчарка. Вскоре они остановились. Старший группы посветил на компас и уточнил направление. Потом они продолжили путь.

Чувствовалось, что люди устали. Под маскировочными халатами топорщились тяжелые рюкзаки, каждый был вооружен автоматом и гранатами. Через некоторое время группа вышла на опушку леса. Сделали привал. Впе

реди, в небольшой роще, находилась конечная цель, к которой стремились бойцы,— батарея дальнобойных орудий фашистов.

Эту батарею, окруженную забором из колючей проволоки, нужно было уничтожить. Яков Гришаков, старший группы, решил подобраться к ней до рассвета. После короткого отдыха воины осторожно поползли к вражескому объекту.

Овчарка Прима была рядом с Яковом. Цепочку замыкал Иван Бойцов. Когда небо высвечивалось ракетами, группа буквально застывала и делалась невидимой. Так было несколько раз. Вдруг собака насторожилась: где-то невдалеке прошел немецкий дозор. Снова залегли. /'

Наконец-то .рядом вырос проволочный забор. Бойцов достал саперные ножницы и бесшумно подрезал нижний ряд проволоки. Образовался проход, через который могла проползти овчарка. Яков достал из рюкзака боевой вьюк со взрывчаткой и надел его на спину Примы, проверил крепление и вставил запал. И тут послышались шаги: это прошел патруль. Бойцы залегли.

Когда опасность миновала, Яков подвел к проходу собаку и шепотом приказал: «Вперед!»

Прима послушно протиснулась в узкий проход и медленно поползла вперед. Где-то у штабелей снарядов она почуяла запах взрывчатки и направилась к этому месту. Ползти с вьюком овчарке было трудно, но она беспрекословно выполняла волю своего вожатого. У одного из блиндажей послышался немецкий говор. Прима залегла.

Когда все стихло, она снова поползла вперед. И вот наконец показался проход к снарядам. Еще одно усилие, и Прима оказалась у цели.

А в это время Яков и Иван переживали: время шло, а овчарка не возвращалась. Да и дождь давал о себе знать.

Но беспокоились они напрасно. Прима точно выполняла приказ вожатого. Зубами она потянула рукоятку боевого вьюка — он распался и соскользнул на землю. И сразу вспыхнул бикфордов шнур. Почуяв едкий запах тлеющего шнура, Прима поняла, что теперь нужно уходить к своим, но так, чтобы этого не заметили враги.

Без вьюка ей нетрудно было это сделать. Пробираясь по уже знакомому маршруту, она вновь почуяла опасность: невдалеке прошел гитлеровец. Затаилась. Затем бросилась к проходу, где ее ждал вожатый.

Как только собака показалась в проходе, Яков помог ей пролезть через него. Потом, сохраняя осторожность, они поспешно отправились в обратный путь. С минуты на минуту мог раздаться взрыв. Едва они достигли спасительного леса, как в небо взметнулся столб огня и раздался страшный грохот взрывающихся боеприпасов.

Партизаны ускорили бег, стараясь как мож

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Юный натуралист почуяли опасность
  2. Взрывной шнур

Близкие к этой страницы
Понравилось?