Юный Натуралист 1982-03, страница 39

Юный Натуралист 1982-03, страница 39

39

Как-то его спросили: «Дядя Петя, а почему вы мало выступаете в печати?»

Он на секунду задумался, чуть погрустнел, а потом, улыбнувшись, ответил вопросом: «А кто же вас-то делать будет?»

И он делал из нас биологов, охотоведов, звероводов своими беседами, рассказами, лекциями, мудро вел нас в будущие профессии.

Окончив рабфак, я опять пошел к нему за советом: куда поступать — в МГУ на биологический или в пушной на охотоведческий?

Дядя Петя хитро глянул на меня:

— Не знаю, не знаю! Впрочем, охотовед из тебя получится неважнецкий.

— Это почему же?!

— Охоту не любишь.— Он помолчал, а потом вдруг: — А вот зоолог выйдет отличный. Больно въедлив ты, брат. Это хорошо.

И я пошел в университет. Многие годы своей научной работы я посвятил изучению биологии летучих мышей и их роли в природе.

Многим, очень многим кюбзовцам Петр Александрович указал верную дорогу в жизни.

Своим примером он учил нас быть собранными и скрупулезными в работе. Еще в зоопарке я обратил внимание, как он регулярно ведет записи наблюдений и до 12, а то и 2 часов ночи обрабатывает их. Днем он делал записи на перекидном календаре. Работал очень много и, вероятно, сильно уставал. Но я никогда не слышал, чтобы он кого-нибудь ругал или раздражался.

К ребятам из КЮБЗа относился как к собственным детям. Любимчиков у него не было, все были равны, в том числе и его собственный сын Борис. Сейчас он уже Борис Петрович, профессор, лауреат Государственной премии, крупный ученый-ихтиолог.

Дядя Петя любил юмор, острое, меткое слово. Шутка была неразрывной частью его речи, будь то просто беседа или научная лекция. Причем мысль у него всегда была емкая, точная и образная. Рассказчиком он был превосходным. А ведь давно известно, как важно, чтобы учитель мог зажечь, увлечь своих учеников, привить им тягу к знаниям.

Свою увлеченность дядя Петя передал нам на всю жизнь.

Под руководством Петра Александровича кюбзовцы не только изучали биологию, но решали важные народнохозяйственные задачи.

Впервые в мире в Московском зоопарке был получен в 1929 году приплод от соболя. Разработав стройную систему изучения биологии этого ценнейшего зверька, П. А. Ман-тейфель с помощью кюбзовцев решил проблему разведения соболей в неволе. Так

была открыта дорога к созданию новой отрасли звероводства — соболеводства. Эти исследования впоследствии были использованы на практике й в работе с другими пушными зверями. Юннаты также изучали биологические особенности лисиц, песцов, зайцев, северных оленей, отрабатывали дозы снотворных, исследовали воздействие ■ пахучих приманок на диких пушных зверей. Все это необходимо было звероводческим и охотничьим хозяйствам.

Петр Александрович был активным сторонником приближения науки к запросам жизни, к решению конкретных практических задач.

Десять лет Мантейфель руководил научной работой Московского зоопарка. И некогда развлекательное учреждение превратилось в крупнейший центр биологической науки и воспитания целого поколения натуралистов. Здесь работали многие ученые, отсюда снаряжались экспедиции, сюда ехали на консультацию звероводы и охотоведы, зоотехники и преподаватели биологии.

Отсюда получали помощь организаторы зоопарков в других городах, и здесь же формировались судьбы многих наших специалистов.

В 1936 году П. А. Мантейфель ушел из Московского зоопарка и возглавил созданную им кафедру биологии и систематики промысловых животных и биотехники на звероохотоведческом отделении Московского зоотехнического института, реорганизованного потом в Московский пушно-меховой институт. Более 20 лет он занимался обучением охотоведов и звероводов.

Он стал основателем биотехнии — новой научной дисциплины об увеличении животного мира, по сути дела, заложив научные основы передовой для того времени стратегии обогащения природы, взятой в полной мере на вооружение в наше время и ставшей у нас в стране государственной линией отношения человека к природным богатствам. Биотехния — это созданная ученым система «разведения в природных условиях охотничье-промысловых и других животных (в основном млекопитающих и птиц) и о рациональном их использовании». Успехи советской биологической науки и практики по акклиматизации ондатры, нутрии, американской норки и реакклиматиза-ции бобра, соболя и других животных в значительной степени связаны с именем лауреата Государственной премии, заслуженного деятеля науки РСФСР, профессора П. А. Мантейфеля. Одновременно ученый с 1949 по 1956 год работает заместителем директора Всесоюзного научно-исследова-тельского института охотничьего промысла (ВНИО).

Педагог, руководитель научно-исследовательского коллектива, тонкий исследова

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?