Юный Натуралист 1982-03, страница 38

Юный Натуралист 1982-03, страница 38

38

дачным выражением, допущенной ошибкой. Все это мобилизовывало, заставляло постоянно работать над собой. И не случайно кюбзовцы считались одними из лучших экскурсоводов.

Моей специальностью стало звероводство. Мне немало пришлось работать на производстве (в зверосовхозах) и специалистом в аппарате управления отраслью.

Вот уже более 30 лет я веду педагогическую работу. И где бы мне ни приходилось трудиться, я ощущала, как много дала мне школа КЮБЗа и практика экскурсовода. Иными словами, школа Петра Александровича. Именно она сформировала меня как специалиста.

Вера Васильевна Чаплина, детская писательница.

— Без преувеличения скажу, что Петр Александрович, по сути дела, определил мой творческий и жизненный путь. А случилось это так.

Я с детства очень любила животных и школьницей часто ходила в зоопарк. Там часами простаивала у клеток. Особенно мне нравились волки. Одного из них я даже пыталась приручить и поражалась, как это у меня ловко получается. Потом уже узнала, что выбранный мною зверь был давно ручным. И вот когда я в очередной раз «приручала своего волка», ко мне подошел незнакомый человек. Это был Петр Александрович.

— Любишь животных? — спросил он.

Я смущенно кивнула.

— А хочешь изучать их? Приходи к нам,— и он дал мне записку в кружок юных биологов зоопарка. Так в 1924 году я попала в КЮБЗ.

Оказывается, Петр Александрович давно наблюдал за мной. До сих пор поражаюсь его чуткости и особому таланту говорить с подростком. Его любили, уважали, слушались и побаивались, ему верили самые заядлые сорванцы.

Я, например, была непоседа и училась неровно. Особенно плохи у меня были тетради по русскому языку: кляксы, пятна, дыры от усердной работы ластиком.

Когда же я попросила на воспитание какого-нибудь зверька, дядя Петя велел принести тетради. Он только перелистнул их, укоризненно поглядел на меня и сказал: «Тебе надо воспитывать терпение. Без этого с животными работать нельзя. А тетради надо переписать».

Конечно же, я все переписала и, кажется, получила первую свою пятерку по-русскому. Тогда мне дали волчонка. Звали его Арго. И началось мучение. Какого труда мне стоило быть терпеливой! Я убирала клетку, часами говорила с Арго, но прошло очень много дней, прежде чем он боязливо принял из моих рук первый кусочек мяса. Потом я долго работала в зоопарке. В 1933 году

V ш

предложила создать площадку молодняка. Дядя Петя меня поддержал, и такая площадка была создана. Она открыла нам массу возможностей для изучения группового и индивидуального поведения разных зверят.

Волк Арго и многие другие животные вскоре стали героями моих книг. И в этом тоже немалая заслуга Петра Александровича.

Александр Петрович Кузякин, профессор кафедры зоологии Московского областного педагогического института имени Н. К. Крупской.

С пятнадцати лет я работал в Московском зоопарке препаратором-чучельником. Хотя вначале ехал из Омска в Асканию-Нова. Но на дорогу до Аскании денег не хватило. В Москве пошел в зоопарк. Устроился на работу. Как-то из Аскании приехал к нам директор по делам. Узнав, что я мечтал работать в Аскании, предложил: «Поехали со мной, у нас дел по горло».

Я к дяде Пете за советом. А он говорит: «Ты это должен сам решить. Тольжо подумай хорошенько. Ты ведь учиться хотел. А там только 7-летняя школа. В Москве же выбор большой, и институты есть. Словом, сам решай».

Я подумал и остался. Он говорил с нами, мальчишками, как с равными. И все время учил нас самостоятельно мыслить и принимать решения. Причем он как-то исподволь, незаметно подводил подростка к правильному выводу. Без всяких нотаций и назиданий.

Петр Александрович не только давал нам знания. Он заражал своим трудолюбием и одержимостью.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?