Юный Натуралист 1983-01, страница 11

Юный Натуралист 1983-01, страница 11

9

падунов — йосемитский водопад Кивач на реке Суне в Карелии. Широко известен водопад Иматра на реке Вуоксе. Не менее популярны Чегема ий и Гвилетский горные водопады на Кавказе и крымский водопад Чгван-Су. Много красивых водопадов на Тянь-Ша-не, в Саянах и в Забайкалье — на реках вблизи строящегося БАМа. А водопад на реке Нарве знаменит тем, что непрерывно отступает в сторону Чудского озера. И многие другие водопады на земле также путешествуют. В пути второй по величине мировой гигант — Ниагара. Подсчитано, что за 35 тысяч лет Ниагара отступила к озеру Эри на 11 километров, вымывая мягкие сланцы и песчаники и круша твердые силурийские известняки. По наиболее вероятным подсчетам, для завершения своего маршрута к озеру Эри ему потребуется еще 70 тысяч лет.

А пока шумят на земле вековые падуны как напоминание о молодости нашей планеты.

В наши дни, когда построены и сооружаются плотины, создаются человеком грандиозные водопады, которым нет равных в природе, естественные водопады — падуны заслуживают самого пристального внимания ученых, картографов, натуралистов, всех, кто любит природу. Падуны нуждаются в бережном отношении к себе со стороны человека.

С водопадами встречался я и раньше, но по-настоящему увлекся ими после походов по Кольскому полуострову. Падуны нашей Лапландии — многое сосредоточилось в них: и красота, и поэзия, и музыка ни с чем не сравнимого Кольского Севера.

Мое первое путешествие в добрую сказку — страну Лапландию, главными героями которой стали падуны,— памятно тем, что тогда я впервые познакомился не только с водопадами, но и с замечательной природой Кольского Севера.

Часто встречали мы в тайге и на берегу озер красивые камни. Большие валуны обросли светлыми мхами и лишайниками, из-за чего казались удивительно легкими и невесомыми. Дунь ветерок — и камень полетит. Сейды — «Священные камни» по преданиям саамской старины — действительно могли летать и перемещаться с одного места на другое. Мы побывали в краю летучего камня!

Там, где река Стрельна встречается с морем, приютилась на берегу маленькая поморская деревушка, нареченная ее именем. От деревушки вдоль реки идет хорошо проторенная тропа. Каждый день отправляется по ней в свой маршрут гидролог Максим Григорьевич Самохвалов. Идет он на свой пост, расположившийся по соседству с падуном, чтобы замерить температуру, скорость течения и уровень воды в реке. С этим замечательным человеком мы познакомились во время одного из походов.

Максим Григорьевич — коренной помор. Вся его жизнь неразрывно связана с кольской

2 «Юный натуралист» № 1

землей. Работал он проводником многих геологических экспедиций, рыбачил, охотился, а в последнее время стал гидрологом-смотрителем на реке Стрельне. Давно пора ему на заслуженный отдых, но никак не может расстаться он с рекой и падуном, к которым крепко прирос душой. «Разный падун в разное время года,— рассказывал Максим Григорьевич,— в разгар половодья грозен, рев тогда стоит страшный: деревья и камни река ворочает, напор огромный. А вот зимой не узнать падуна! Даже в самые лютые морозы он не замерзает, не сдается в плен Снежной королеве».

Действительно, живописное зрелище представляют водопады зимой: ледяные узоры на сливах, обледенелые валуны, снежные шапки на камнях и деревьях. В морозном воздухе клубится пар. Покрытые инеем седые падуны, как добрые «дедушки-морозы», щедро отдают свои живительные воды обитателям реки. В любое время года в омутах под водопадами скапливается много рыбы.

Любуясь падуном, мы обратили внимание на небольшую, меньше скворца, птицу. Стрелой проносилась она над сливами, почти касаясь воды, и усаживалась на камень где-нибудь посредине реки прямо в бушующей стремнине.

«Это моя помощница оляпка прилетела,— улыбнулся дедушка Максим.— Ее тихая песенка согревает меня в зимнюю стужу. У нас на Кольском оляпки остаются зимовать на незамерзающих быстрых реках и у водопадов».

У падунов между потоком низвергающейся воды и скалой образуется свободное пространство. Часто в этом месте и устраивают свои гнезда оляпки. В отличие от многих других птиц они не боятся даже ледяной воды. Вся их жизнь неразрывно связана с падунами, со стремительными речками и ручьями. Различных водных насекомых оляпка добывает прямо со дна порожистых рек. Птица бесстрашно бросается в холодную воду. Она хорошо приспособлена к «подводной охоте». Перья птички смазаны тонким слоем жира. Между перьями и водой остается тончайший слой воздуха, и от этого бегущая по дну реки оляпка кажется серебряной. Настоящая «волшебная» живая жемчужина сказочной Лапландии — хозяйка порожистых, рек и падунов!

Послушав песню оляпки, напоминающую журчание горного ручейка, попрощавшись с дедом Максимом, мы уходили вверх по реке Стрельне... Таежные дороги вели нас к падуну, и путь, выбранный нами, был не самый легкий и короткий. Если приплыть на теплоходе в поселок Чаваньгу, то пешком можно добраться до водопада часа через четыре по хорошей тропе. Мы шли к падуну с другой стороны и должны были выйти к нему как бы из-за сцены. Хотелось посмотреть не только сам падун, но и его окружение: травы и лишайники, кусты и кустики, леса и болота, озера и горы. Ведь в голой, безжизненной пустыне не ветре-

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?