Юный Натуралист 1983-10, страница 49

Юный Натуралист 1983-10, страница 49

47

уровнем моря. За много лет работы в высокогорье я встретил только один вид орла — беркута, но беркут по своему распространению типичный космополит, он обитает и в лесах, и в степях, и даже в пустынях, если там найдется место для гнездования. Эта птица редкая сама по себе, а для фауны высокогорья тем более. Ведь беркуту, самому сильному нашему орлу, ломающему своими могучими лапами позвоночник волку, легче охотиться на открытых пространствах, чем в горах.

Достаточно заглянуть в шеститомное издание «Птицы Советского Союза», наиболее полную сводку по нашим птицам, созданную многолетним трудом ведущих орнитологов страны, чтобы убедиться в том, что орлы в горах не живут. В лесной полосе могут быть, но наиболее характерны для орлов открытые пространства — степи и полупустыни.

Любопытно, что М. Ю. Лермонтов, хотя и не был ни орнитологом, ни зоогеографом, нигде не упоминает о «горных» орлах. Во всяком случае, я не нашел их в стихах поэта (при специальном просмотре). Наоборот, я обнаружил у него такие строки: «В ущелье одном я знаю скалу, куда долететь лишь степному орлу...» Степному орлу. Такая птица существует.

Так что же за птицы удостоены высокой чести называться «горными» орлами? Кого под этим псевдонимом воспевают поэты? Оказывается, «горные» орлы — это грифы-падальники, не вызывающие восхищения своим внешним видом.

Грифы — одни из самых крупных летающих птиц. Размах их крыльев превышает иногда более двух с половиной метров. Грифы совсем непохожи на легендарных горных орлов. Ноги у них короткие, толстые и слабые. Когти тупые и мало загнутые. Шеи голые, с воротником,

предохраняющим оперение от загрязнения. Ведь питаются грифы падалью, поедая в первую очередь внутренности погибших крупных животных. Для этого они просовывают свои голые головы в их раздувшиеся животы, вытаскивают внутренности. Картина эта весьма непривлекательная. Добыча попадается грифам нечасто, -поэтому они обладают удивительной способностью есть раз в неделю, а то и реже. Наевшись же, грифы не могут взлететь с ровного места, тяжело отходят в сторону и, закрыв глаза, переваривают пищу. В связи с постоянными поисками добычи, полет у грифов своеобразен, он очень экономичен и не требует большого расхода энергии. Полет грифа — это парение, они почти не взмахивают своими широкими крыльями, но прекрасно пользуются потоками воздуха. Без единого взмаха грифы могут подниматься на значительную высоту. Удивляет также чрезвычайно острое зрение грифов. Свою добычу они видят на земле с высоты в несколько километров. С земли мы не видим грифов в небе на такой высоте. Парят эти птицы над горами обычно в одиночку, но как только где-нибудь появляется падаль, сразу же в небе показывается стая грифов. Сложив крылья, один за другим они камнем устремляются к своей добыче.

Для чего я рассказываю обо всем этом? Конечно, не для того, чтобы писались достоверные биологические стихи. Поэзии свойственно и простительно преувеличение. Поэзия дело особое, тонкое.

Просто надо знать, что не бывает «африканских тигров» или «американских горилл». А если в кино «горный» орел уносит в своих могучих лапах зазевавшегося чабана — это следует принимать как прием искусства. Но лучше всего, как говорится в хорошей детской сказке, называть кошку кошкой.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?