Юный Натуралист 1984-07, страница 46

Юный Натуралист 1984-07, страница 46

44

И он поведал поучительную лесную быль.

Кажется, по всему голубика ничуть не хуже других ягод. И видом пригожа, вкусна и полезна. И такая обильная — на удивление. А вот, поди ж ты, не всегда она в чести у людей, как другие ягоды. Ей придумали даже зазорные клички — пьяника, дурница, болиголов...

И неспроста. Когда собираешь юлубику, чувствуешь неприятный, дурманящий запах. Если долго бродишь по голубичнику, начинает побаливать и кружиться голова, по телу разливается вялость. Вот и пошла гулять молва: голубика ядовита, она дурмани1 голову, чего доброго, ею можно и отравиться...

Но какая несправедливость! Ведь голубика тут ни при чем. Беда в том, что рядом с нею обычно растет багульник, невысокий, белесоватый кустарничек с вечнозелеными кожистыми листьями, опушенными снизу рыжеватым ворсом. Это от него так пахнет вокруг. Но мало этого. Стоит листку или веточке, даже нескольким зернышкам семян багульника попасть на кустик голубики или в корзину с я!одами, как он тут же оставляет им свой стойкий, навязчивый запах.

Из-за этого соседа и пала несправедливо дурная слава на голубику. Но те, кто знает правду, высоко ценят замечательную ягоду, которую еще называют северным виноградом.

Я. СУХАНОВ

„КУРИНЫЙ ДОКТОР"

Доктор Семен Илларионович перед началом рабочего дня обязательно, хоть ненадолго, навещал нашу палату, как он всем говорил, провести предпроизводственное совещание с подрастающим поколением.

— Ну как поживаем, товарищи аппенди-цитики? — приветствовал он нас.— Кого мы сегодня резать будем, чья сегодня очередь?

— Дядя Сеня, а сколько вы за свою жизнь операций сделали? — спросил Колюнчик.

— Сколько? Я и не помню, но, должно быть, много. Очень много за тридцать-то лет. А сколько раненых прошло через мои руки во время войны. Кто тогда считал. А вот свою первую операцию я хорошо помню. Времени у меня немного есть, так вот я вам про нее и расскажу, про свою первую операцию.

Жили мы в деревне. Перед посевной на колхозном дворе протравливали зерно. Наш двор был неподалеку, и вот наши куры под водительством петуха, который славился тягой к разбою, нашли лазеечку и, видимо, с большой радости от такого изобилия хорошенько наклевались, ну а пересытившись, вернулись домой. Все в полном здравии. Только одна курица упала на спину, лапки кверху, глазки прикрыла и отходит. Мать видит такое дело, что курице уже ничем не поможешь, говорит:

ребристая дымка, как после холодной утренней росы.

Мой попутчик, лесник Николай Андреевич, наклонился и провел широкими ладонями, будто ковшиком, поверх кустиков.

— Пилюбуйтесь-ка! — Он показал полную пригоршню крупных продолговатых ягод,— Наша таежная красавица голубика!..

Прохладные ягоды были сочные, сладкие, с приятной кислинкой. Но к ним примешивался привкус чего-то терпкого, горьковатого.

Лесник широко шагал, позади него тянулся глубокий, словно борозда, влажный голубоватый след.

Поспешая за лесником, я не мог удержаться от соблазна, кланялся вправо и влево, срывая на ходу по целой горсти аппетитных ягод. А они так заманчиво поблескивали в путанице зеленых ветвей, одна пригляднее другой.

Николай Андреевич взглянул на меня с веселой усмешкой.

— Вы не особенно увлекайтесь... Многие обходят ее, не надо и ягод, подальше бы от беды...

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?