Юный Натуралист 1985-03, страница 47

Юный Натуралист 1985-03, страница 47

заметил, как в небе замелькали снежинки. Да что такое? Тепло, тихо — откуда этот снег? В полной тишине он ровно покрывал землю, крыши, плечи и головы прохожих. Необыкновенным был этот снег! Он был серым. И не таял. Он лежал на ресницах и волосах людей, вился за их ногами, клубился облачком, когда взлетали голуби. Легкие снежинки-чешуйки щекотали мне уши и щеки, забивались в ноздри. Я растер их пальцами. Чешуйки не пачкали и ничем не пахли. Да что же это такое?!

Взбивая прах, промчался зеленый «газик». В нем сидел вулканолог Воздухов.

— Пеплопад! — крикнул он мне на ходу.— Срочно еду! Наверное, Авача рванула!

Авача — это наш «домашний», самый близкий к городу вулкан. Когда происходит что-нибудь вулканическое, всегда в первую очередь грешат на Авачу.

Пеплопад! Я даже не знал, что бывает такое. Я видел листопады, снегопады... Слышал, что в горах бывают камнепады. Но чтобы с небес падал пепел!

Пеплопад продолжался несколько минут. Потом небо очистилось, снова засияло солнце. И я отправился к океану.

Деревья, трава и кусты — все было покрыто слоем легкого пепла. Каждый шаг вызывал маленький взрыв. Из-под ног, будто из переспевшего гриба-порховика, выбивался дым.

С вершины сопки я увидел Авачу. Ее ровный конус спокойно курился, как всегда, белым дымком. Не похоже, чтобы она была повинна в нынешнем происшествии...

— Авача тут ни при чем,— сказал мне вечером вулканолог Воздухов.— Это ожил Ка-

рымский. Наши уже умчались туда на вертолете. Взорвался, выбросил тучу пепла на двадцатикилометровую высоту, а здесь, за триста километров, он осыпался на город.

В. ЧЕРНЫШЕВ

ВЫРУЧИЛ

Огромная, как гора, медведица полулежала у ствола толстенного тополя и с неодобрением наблюдала за неудачными попытками сына поймать ярко окрашенного лосося. Хотя рыба в основном уже отнерестовала, но была еще полна сил, и неуклюжие приемы двухгодовалого медвежонка ни к чему не приводили. Он застывал у воды, стоя на задних лапах, и, еле сдерживая возбуждение, смотрел на проплывающих рыб. Когда момент казался ему подходящим, он, растопырив лапы, кидался в воду, полностью скрывался в ней, брызги летели далеко кругом. Вода бурлила и пенилась, затем показывалась голова, и, обиженно озираясь, медвежонок выбирался на берег. С него обильно текла вода, он отряхивался, как собака. Сцена повторялась, но поймать хотя и такую близкую, но юркую рыбу не удавалось. Медвежонок крутился в воде и, беспорядочно взмахивая лапами, безуспешно пускал в ход зубы. Наконец он вылез на берег и заковылял прочь.

Медведица не спеша поднялась, спустилась к воде и подозвала сына. Быстрым движением могучей лапы рыба была прижата ко дну, мгновение — она оказалась в когтях и тут же была перехвачена зубами. Вышли на берег, и медвежонок опрометью кинулся к брошенной рыбине.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?