Юный Натуралист 1986-03, страница 18

Юный Натуралист 1986-03, страница 18

Весна пришла ранняя. В середине марта в полях уже чернели проталины. По обтаявшим дорогам важно расхаживали исси-ня-черные грачи. А из-под сугробов все продолжала сочиться вода. Тонкие, невидимые ручейки точили снега и спешили в низины, где наст оседал и темнел.

Вороны уже четко обозначили места будущих гнезд и, словно часовые, неподвижно и подолгу сидели на вершинах деревьев. Все азартнее и громче распевали оседлые птицы. Со дня на день могли прилететь скворцы, жаворонки, трясогузки.

Но вдруг ветер переменился. Он пригнал тучи с туманной Балтики, и повалил снег, сначала редкий, потом все сильнее и сильнее. И закружила метель, покрывая белой пеленой шершавые серые пригорки, потемневшие мокрые низины и первые проталины с желтыми звездочками ранних цветов мать-и-ма-чехи. Весенняя погода переменчива, и возвраты холодов и метелей случаются и в апреле, и даже в мае.

Схема работы белки, искавшей орехи.

Тетерева на заснеженных деревьях.

Но, видимо, вернувшаяся зима напугала, насторожила лесных обитателей. Они куда-то попрятались и молчали. Долго не попадалось никаких следов. Только снегири красивыми румяными яблочками сидели на заснеженных ветках сирени и негромко щелкали, разгрызая коробочки с семенами.

Вот уже не удержалась и подала голос кормившаяся на старой ветке синица-лазоревка. Ее несложная, но мелодичная песенка сразу оживила неяркий весенний день. На краю поля на березе забормотали тетерева. И приостановившаяся было весна снова принялась за свою веселую работу.

Под елками, будто всплывая из белых волн, вытаивали мелкие еловые веточки с обкусанными почками — следы кормежки белки.

В молодых сосновых посадках вытаяла шкурка ежа и ворох выброшенных из-под кочки сухих листь

Выпавший снег будто зачеркнул все старые «записи», натуралист не путается в многоследии прошедших дней. Перед ним только свежие наброды.

Снегопад поможет узнать о последних событиях, происшедших в лесу. Но это не всегда просто.

Пурга, продолжавшаяся до самого рассвета, скрыла все следы ночной жизни. Легла «мертвая пороша», как говорят следопыты. В лесу будто в чистой тетради, где не написано ни строчки. Кругом все сияет ослепительной белизной.

Тут натуралисту помогут только следы дневной деятельности животных, мх голоса.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?