Юный Натуралист 1988-05, страница 47

Юный Натуралист 1988-05, страница 47

47

рыбаки поднимались еще до восхода. Мой дядя называл бивачную жизнь, полную трудов, активным отдыхом. Утро начиналось с рыбалки.

Днем солнце пекло немилосердно. Взрослые укрывались в палатках, а мы, подростки, бултыхались в реке. Но как только спадал жар — возобновлялась трудовая жизнь. Я брал маленькую удочку и шел на отмель ловить пескарей.

Когда пескарям становилось тесно в банке, я сматывал удочку и шел в лагерь. Пескари служили наживкой для хищной рыбы — крупного окуня, судака или щуки. Ночью с реки доносились всплески: в погоне за добычей крупная рыба выпрыгивала из воды и тяжело плюхалась, поднимая тучи брызг. Опытные рыбаки по шуму определяли, кто гуляет: судак или сом.

Перед закатом мы проверяли наживку. Я сидел за веслами, а дядя аккуратно насаживал пескарей, так, чтобы они свободно плавали. Вдвоем мы управлялись быстро, я подгребал к берегу, и лодка неспешно скользила вдоль камышей, распугивая стайки мальков.

На песчаном берегу разводили костер. Наступало наше любимое время. Дядя вешал ведро с водой над огнем, сыпал в него пшеницу: варил прикорм для завтрашней рыбалки. Солнце скрывалось за противоположным берегом, и реку окутывала тишина. Мы завороженно смотрели, как пляшут языки костра, и молчали. Изредка воздух рассекала птица. Георгий Иванович, заядлый охотник, безошибочно по звуку крыльев определял, утка это или кулик. У крутого берега тяжело плескался ночной разбойник — сом.

Вода в ведре вскипала, дядя помешивал разбухшее зерно, сдвигал закопченное ведро к краю. Снова нас обступала тишина. Пора спать. Но от костра уходить не хотелось...

Как-то утром я поднялся раньше всех, решив в одиночку отправиться на лов рыбы. Наскоро умывшись речной водой, отвязал лодку и изо всех сил налег на весла. Речная прохлада разогнала остатки сна.

Вот и знакомое место. Закинул удочку и вдруг вижу, как воду рассек хвостом огромный серебряный судак. Осторожно подтянул его поближе, цепко схватил под жабры, бросил в лодку и стал вынимать крючок. Судак не сопротивлялся. С трудом я пересадил его в садок, привязанный у кормы, и только там, в садке, освободившись наконец от моих рук, он сильно ударил хвостом, обдав меня веером брызг.

Я торопливо стал грести к берегу. Причалив, вытащил лодку, схватил садок и побежал к палаткам. Дядя уже проснулся.

— Смотрите, какого огромного судака я выудил! Килограммов пять! — восторженно закричал я и поднял садок повыше.

Показав добычу всем, я отнес садок к лодкам. Зашел по колено в прохладную воду, привязал его к корме лодки и отошел, не в силах оторвать взгляда от пойманной рыбы. И вдруг произошло немыслимое. Дно садка внезапно раскрылось, судак вывалился в реку и... неподвижно застыл под садком. Я растерянно нагнулся, протянул руку, чтобы схватить его за хвост. Но, вздрогнув, он стрелой устремился в глубину.

Подошел дядя, стал укладывать в лодку удочки, прикорм. Подозвал меня. Но я одеревенело стоял в воде, не в силах вымолвить ни слова. Дядя наконец понял: что-то произошло.

— Судак? — догадался он.

Я молча указал на садок. Дядя отвязал, поднял — и мы увидели огромную дыру в днище.

С. БЫЧКОВ

.......«Р

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?