Костёр 1968-03, страница 11

Костёр 1968-03, страница 11

фи!»— я тут Же буду откликаться: «Я1» Атаман похвалит меня да еще скажет остальным: «Будьте такими же, как Сейфи!»

Я взглянул на ребят: одни почесывали в затылке, другие задумчиво ковыряли прутиками землю и молчали. Первой не выдержала Раилэ:

— Я согласна! — воскликнула она.

Если уж девчонка не испугалась, так как же нам было молчать? Поэтому и мы вслед за ней в один голос проговорили:

— И мы... тоже... заодно... решено!

— Другого я и не ожидал, — сказал Партизан, — ведь ради вас стараюсь, пусть вам будет веселей, интересней жить! Да! Еще вот чуть было не забыл — счастливчики, которые попадут в команду, получат членские билеты...

— Би-и-илеты? Какие билеты?

— Настоящие. Сам делаю из тетрадок в клеточку. На обложке пишу: «Команда Борзых. Билет №...» А внутри, на первой странице красивым почерком будут записаны имя, фамилия, год рождения, национальность и так далее. Билет всегда нужно носить с собой — в нагрудном кармане. Если на рубашке нет кармана, тогда можно носить билет в кармане штанов.

— Вот это, я понимаю, команда! Все есть! Все как следует! — заговорили мы наперебой.

— А по-моему, можно было бы и не писать в билете про национальность — ведь в Кэккюке живут одни татары...

— Правильно... Не надо, пожалуй, писать в билете и про то, кто его владелец — мальчик или девочка. Неужто я, мальчишка, выдам себя за девчонку?!

Так рассуждали одни. Другие возражали:

— Ха! Сказал тоже! А что, если девчонки волосы постригут? Если брюки на себя напялят? Тогда что? Да к тому же еще и в билете не написано?! Как ты узнаешь, кто перед тобой?!

Мы так расшумелись, что Партизан прикрикнул:

— Да не орите вы! Базар устроили!

А мы ведь от радости так разошлись. От радости! Сколько живем на белом свете, а не видали билетов со своим именем и фамилией. Видно, и вправду наша деревня счастливая, раз Партизан приехал не куда-нибудь, а именно к нам! Ведь он мог бы поехать и в другое место! И мы так бы и продолжали ловить рыбу, купаться да собирать всякие ягоды... Удивительно неинтересно мы жили до сих пор! Как это мы не заболели от скуки?! А Партизан, наверное, знает о таких вещах, о которых мы и слыхом не слыхали! Эх, скорей бы уж сдать эти экзамены и получить членский билет! Вот тогда-то, наверно, Партизан и научит нас необыкновенно интересным играм! Чего-чего только мы не будем делать! Про скуку-тоску позабудем!

— В билете, между прочим. — добавил Партизан,— будет место и для благодарностей. Кто-нибудь, например, выполнит хорошо приказ атамана, возьмем его билет и красиво выведем: «Такому-то такого-то числа от имени команды выносится благодарность...»

Услыхав эти, слаще меда, слова, мы рты растянули до ушей. А Мирсаиф даже подпрыгнул и подбросил вверх свою новую (бабушка ему на прошлой неделе купила!) вышитую тюбетейку.

— Ура! — закричал он что есть мочи.

И мы все, словно сговорившись, разом вскочили на ноги и радостно завопили:

— И-эх!

А Партизан, поглаживая голенища сапог, продолжал:

— Члены команды должны платить взносы каждые три дня. Каждые три дня — по двадцать копеек.

2 «Костер» № 3

Мы потихонечку Опустились на свои места. И onflfb, словно сговорившись, все разом охнули:

— О-ох!

Каждые три дня по двадцать копеек! Да откуда их взять? Ведь это выходит по сорок копеек в неделю! А в месяце четыре недели... Помножь-ка сорок на четыре... Получится... э... получится... один рубль шестьдесят копеек! О-о! Это невиданная сумма! Такие деньги наши ребята не то что в руках держать — даже во сне не видали! Ведь это неслыханное богатство! Тут уж я не выдержал и проворчал:

— Да разве бывают такие взносы?! Двадцать копеек! Будь у нас такие деньги, мы бы или цветные карандаши купили себе или ножик перочинный!

После моих слов и товарищи мои осмелели. Они

подняли шум:

— Откуда нам взять такие деньги?

— Хоть бы за все лето перепало пять копеек, не то что...

— Я не стану платить и не могу заплатить! Не воровать же мне ради каких-то £обак, ради какой-то команды!..

— Шутник ты, видно! Шутник! Больно много просишь!

— Да, да! Сбавь малость, сбавь!

— Ведь я вам же добра хочу, — рассердился Партизан, — а вы вон как, оказывается. Вы что же думаете, я эти ваши несчастные деньги в свой карман положу! А на что вы, умные головы, собираетесь порох и дробь покупать?

— Какой еще порох? Какую дробь? — удивились мы. Партизан хлопнул ладонью по прикладу ружья и проговорил:

— Вот для этой самой двустволки — и порох, и дробь...

— А зачем нам нужен этот самый... порох?

— Как зачем? Стрелять!

— Разве мы и стрелять будем?!

— Конечно! И стрелять будем!

— Все мы?

— И девчонки?

— Кто это нам даст настоящее ружье?

— Кто даст? Я — атаман Команды Борзых. Члены моей команды должны уметь стрелять из ружья, как снайперы! А то какая же это команда? И вот мой первый приказ: член Команды Борзых должен научиться стрелять! Ведь не задаром, не просто так я таскаю с собой ружье! Все-все будем стрелять! Все! По многу раз! По очереди. И днем, и ночью. Понятно?

— Поняли, поняли! Как не понять?! Да вот только у нас, друг Партизан, есть к тебе один вопрос...

— Ну?

— Все будем стрелять?

— Вот ведь, а? Я-то о чем толкую? Будут стрелять все, кто уплатит взносы. Для патронов, пороха, дроби нужны деньги? Нужны1 А откуда их взять? Я деньги лопатой не загребаю. Хватит с меня и того, что разрешаю даром из ружья стрелять! Из моего ружья! Хоть бы за это спасибо сказали...

Такого щедрого парня мы до сих пор не встречали! Мы окружили Партизана и горячо его поблагодарили. Он, не жадничая, отдает нам свое ружье! Похвалили мы его, но все же снова стали просить, чтобы сбавил он нам сумму взносов — ни один родитель не даст своему сыну не только двадцать копеек, но даже и пятнадцать! Долго мы упрашивали Партизана. А он подумал-подумал и сказал, что еще никогда в жизни не встречал таких жадюг, как в Кэккюке, однако согласился брать с нас по десять копеек.

— Придется стрелять пореже. Что с вами поделаешь! Мы снова повскакали со своих мест, и Мирсаиф

9

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?