Костёр 1968-03, страница 32

Костёр 1968-03, страница 32

ибо она понимала, что это она заставила их разговаривать фальшивыми голосами.

Неженственно вздернув плечи, Галка вошла в комнату и закрыла за собой дверь.

9

БАБУШКА

Второй день Юрка Карасик спасался у бабушки. Это были очень длинные дни. Он слонялся по комнате или подолгу стоял у окна, разглядывая улицу. Ему не хотелось ни читать, ни слушать радио. Не хотелось ни есть, ни гулять. Он маялся и, глядя на него, маялась бабушка.

У бабушки был аквариум. Там плавали золотые рыбки. Но это были не те рыбки, которые могли совершить чудо, хотя Юрка и пробовал с ними договориться. Беззвучно шевеля губами, притворяясь сам перед собой, будто шутит, он попросил у них пылесос, зеркало, часы и приемник. Но рыбки ничего не хотели знать. Они плавали у поверхности, беззвучно разевали рты, глотая пузырьки воздуха, и ни одна из них не заговорила человеческим голосом.

— Ты чего там гримасничаешь? — спросила бабушка.

— Я не гримасничаю.

— Ох, шел бы ты лучше домой. И у меня на тебя глядя душа болит, и мать неспокойна. Вчера — уж ты спать лег — звонила. Кричит на меня, говорит — я тебя укрываю.

Разве она на тебя тоже кричит? сил Юрка. — Ведь ты ей мама.

Так и что же, что мама. Тебе она тоже мама, а ей от тебя одно горе. Ты ее обижаешь, а она меня. Нынче дети умней отца с матерью. А я когда росла, не то что кричать, пискнуть не смела. Нас у отца, твоего прадеда, было двенадцать челове-к. Я — старшая, мне больше всех и доставалось. А за что? — спросил Юрка. А за все. Помню, один раз материны туфли надела, уж так мне хотелось по деревне в новых туфлях пройтись... И ведь даже не запачкала их, не испортила... Домой вернулась, а меня отец как начал с руки на руку перекладывать: то по одному уху, то по другому, я и качаюсь, словно маятник. А убе

спро-

гладит.

жать или там спрятаться — избави бог! Да и куда убежишь?

— В детский дом! — сказал Юрка, удивляясь бабушкиной недогадливости.

— Не было тогда детских домов. Да и обычая бегать не было. Бьют — терпи. У нас в роду все битые, один ты небитый растешь.

— Ну да, — возразил Юрка, — она меня всегда по затылку бьет.

— Это не бьет, а считай —

— А ты маму била?

— А тебе зачем знать?! — рассердилась бабушка.— Давно было. Не помню. А била, так за дело. Иди лучше погуляй, зачем вопросни-чать.

— Не хочется.

— С Фоксиком пойди, сосед просил, он сегодня за город уехал. Ты иди в садик, а я к маме схожу. Без телефона мы с ней лучше поладим.

Пока бабушка одевалась, Юрка пошел на кухню за Фоксиком. Тот лежал под столом, положив голову на передние лапы, и смотрел на Юрку грустными черными глазками. Короткий хвост Фоксика чуть дрогнул в знак того, что он узнал Юрку. Маленький, с курчавой шерстью, задумчивый и смирный на вид Фок-сик был похож на игрушечного. Но это только на вид. Внутри Фоксика сидел настоящий черт. Когда он выходил во двор, то кошки разбегались от него с такой поспешностью, словно он был начинен динамитом. Большие собаки, услышав предостерегающее ворчание Фоксика, не торопились подойти поближе к нему для знакомства. Он не боялся ни собак, ни автомашин, ни трамваев. Не боялся он и людей, но терпел их присутствие, если они не лезли к нему со своими ласками. Люди обижались на это и совершенно напрасно. Будь они на месте Фоксика, им бы тоже не понравилось, если бы каждый прохожий старался их погладить. Фокстерьер ведь не кошка. И если у людей не хватает понятия отличить фокса от кошки, то и нечего приставать со своими нежностями.

К Юрке Фоксик относился неплохо по двум причинам: Юрка охотно играл с ним в прятки, от Юрки не пахло табаком, вином, одеколоном, сапожной ваксой и прочими совершенно невыносимыми для Фоксика запахами.

Фоксик, гулять пойдешь? Юрка.

Фоксик поднялся, неторопливо, с достоинством потянулся и внимательно посмотрел Юрке в глаза, проверяя, не шутка ли это.

Гулять! — повторил Юрка.

Фоксик прошел в переднюю и уселся возле гвоздя, на котором висели его поводок и

спросил

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?