Костёр 1968-03, страница 5

Костёр 1968-03, страница 5

Сейчас иная жизнь. Палатки отапливаются, в распоряжении Зимовщиков автомашины, тракторы, вертолеты.

Однако Арктика остается Арктикой. Когда в 1953 году я руководил работой станции «Северный полюс-3», мы пережили там очень беспокойное время.

Помню, начались циклоны с неравномерными подвижками льда. Колоссальных масс льда. С грохотом, гулом сталкивались ледяные поля вблизи нашей станции. И вот тревога — трещина через весь лагерь. Наша льдина раскололась, трещину развело метров на тридцать. Несколько палаток и аэрологическая площадка почти повисли над водой... Мы перекинули трап через трещину, как перекидной мост, стали спасать имущество. Трап прогибался над водой, порой сползал. Нелегко было устоять на обледенелых досках. Но люди работали, забывая, что под ними тысячеметровая пучина. Через два дня трещину затерло. Еще через сутки — новые трещины, новый аврал...

В начале дрейфа мы жили спокойно. Нашему кинооператору Яцуну казалось, что даже слишком спокойно.

— Вроде бы мы не на льдине даже, — сетовал он, — зрители так и не увидят, как под лагерем разламывается лед...

Но при очередном торошении, когда трещина прошла прямо под палаткой кинооператора, он сказал, что, пожалуй, для картины теперь хватит материала.

Да, у зимовщиков дрейфующих станций много трудностей.

Есть в Арктике белые пятна. За последние двадцать лет сделано, например, чрезвычайно важное открытие целой подводной горной страны Арктиды. Ее хребты на дне Северного Ледовитого океана простираются от Новосибирских островов через район Северного полюса, хребет Менделеева, хребет Гаккеля... Кто знает, к каким открытиям приведет дальнейшее исследование Арктики?

Еще адмирал Макаров говорил, что Россия обращена своим фасадом к Ледовитому океану. Наш полярный «фасад» протянулся на многие тысячи километров и занимает колоссальную территорию. Полярные районы Арктики влияют на климат, на жизнь людей. Вот почему так важно изучение ее капризного характера: течений, дрейфа льдов, распространения вечной мерзлоты, снежных бурь и свирепых штормов.

Надо научиться предсказывать погоду не только на день-два, а на месяцы, чтобы знать, что ждет нас в. Арктике весной и летом, какой период будет наиболее благоприятен для проводки караванов судов. А ведь Северный морской путь — это подчас единственно возможный путь сообщения.

Ведь ни автомобильных трасс, ни железных дорог там нет, а самолеты не всегда могут совершать рейсы из-за сильных ветров и снежных бурь.

Радиофизики, физики атмосферы, арктические океанологи полярных и дрейфующих станций решают сложнейшие задачи, изучая день за днем закономерности в земной коре, в атмосфере, ионосфере.

А край этот — наша огромная кладовая. Есть в ней и уголь, и нефть, и ценные полиметаллические руды.

Но добыть все это не просто. Край очень суров, и долгое время казалось, что он совсем не приспособлен для жизни людей.

Еще несколько лет назад мы мечтали о фантастических, почти сказочных городах под куполом, городах с искусственным климатом. Город с домами и улицами, цветущими деревьями и клумбами, спортивными площадками, автобусами, школами, кинотеатрами, газетными киосками в районе вечной мерзлоты, в белом безмолвии Арктики, среди ураганных ветров и жестоких снежных бурь.

Совсем недавно каждый посетитель Международной выставки в Монреале мог увидеть в павильоне СССР макеты таких полярных

1*

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?