Костёр 1969-03, страница 29

Костёр 1969-03, страница 29

мясной фарш, грибной, овощной— всякие фарши.

Не каждый из вас знает слово ФАРС. Но многим оно, может быть, и попадалось. Порой можно услышать: «Ты передо мной свои ФАРСЫ не разыгрывай. Надоело!»

Еще недавно слово «фарс» значило: род легковесного комического представления с музыкой. Нечто вроде совсем уж пустячной по содержанию оперетты; театральный игривый пустячок.

Отлично. Но почему два эти слова так похожи друг на друга: «фарш» и «фарс»?

А потому, что когда-то они и были одним словом.

Жило-было в языке древних римлян слово «фарцирэ» — глагол, означавший «начинять, наполнять, заполнять».

От него во французском языке — наследнике латин-

ско-римского

родилось сло

во «фарс», тут оно стало значить, вполне естественно, начинка. Мы его переделали в наше «фарш», тоже — начинку. Если говорить точнее, его занесли к нам французы-по-вара богатых и знатных бар в конце XVIII и в XIX веке: и мы заменили им нашу добрую старую «начинку».

Но во французском языке уже очень давно возникло и второе значение для слова «фарс».

В старину, когда на сцене ставили какую-нибудь длинную пьесу, у зрителя не столько времени уходило на самый спектакль, сколько на бесконечное ожидание в антрактах. Техника была тогда слабоватая, театральные машины — плохие. Переменить декорации или освещение — требовало уйму хлопот и времени. А зрители зевали, скучали, топали ногами и начинали уходить из театра. Надо было что-то придумать.

И — придумали. Стали, пока за занавесом кипит работа, перед ним разыгрывать всякую смешную галиматью; не важно что, только бы народ хохотал. Зачем? Для з а -полнения времени в антракте, для его начинки. Так эти коротенькие комические пьески— немножко музыки, немного танцев, немного смешных глуповатых монологов и диалогов — и получили во Франции у актеров насмешливое определение «лэ фарс» — «начинки».

А затем очень в то время модные во всей Европе французские актеры разнесли его

по всем странам. Прибыло это слово — сначала его у нас произносили «фарса» — и к. нам. И столкнулось тут у нас со своим близнецом — «фаршем».

Вы спросите — почему же в одном случае на конце русского слова сохранилось французское «с», а в другом оно превратилось в «ш»?

Скорее всего потому, что в театре у нас работали актеры, хоть не бог весть как, но владевшие французским языком и чуткие к точному произношению. 'Может быть, они и читали по-французски. А на поварнях повар-француз передавал свое искусство русским поварам — неграмотным крепостным крестьянам. Как им его французское слово слышалось, так они его и выговаривали. А уж написанным на бумаге они его не видели никогда и проверять, как оно должно звучать в устах француза, не собирались.

Так и осталось у нас в языке французское «фарс» как бы расколовшимся на две совершенно разные половинки: театральное представление и всякая начинка.

4 «Костер» № 3

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?