Костёр 1969-03, страница 26

Костёр 1969-03, страница 26

Хорошо помню чудаковатого пегого пойнтера Фрама. Прежний хозяин его научил Фрама всяческим забавным проделкам. Собираясь гулять, он в зубах приносил свой поводок. С Фрамом очень любили играть мои дочери. Он хорошо понимал шутки и охотно участвовал в детских веселых играх. Дети клали ему на нос кусочек сахару. По приказанию он ловко подбрасывал и ловил ртом сахар. Иногда он начинал гоняться за кончиком своего хвоста, волчком кружился по комнате. Подойдя к дождевой луже, он шлепал по воде лапой и ловил ртом пузыри. Эта смешная забава Фрама очень нравилась детям. Фрам очень любил купаться и плавать.

Стоило подойти к реке или к лесному озерку, он начинал плавать, и было трудно выманить его на берег.

Он хорошо вел себя на охоте, умел анонсировать. Выйдя на поле, где держались выводки серых куропаток, я спокойно садился на

пень или на камень и закуривал трубочку, посылая Фрама разыскивать куропаток. Иногда он скрывался надолго и показывался вновь, всем своим видом приглашая меня следовать за ним. Я поднимался с места, выколачивал трубку, снимал ружье и, не торопясь, шел за Фрамом. Пока я не приближался на верный выстрел, Фрам не поднимал затаившихся куропаток. Он аккуратно приносил в зубах застреленную дичь и подавал ее в руки.

О любимой моей собаке—английском сеттере Ринке-Малинке мне уже приходилось писать. В тяжелые годы войны я не расставался с любимицей Ринкой. В Новгородской

области мы провели голодную зиму. Вместе со мною она побывала в лесном Приуралье. Мы охотились в приуральских богатых дичью местах, летали на маленьких самолетах лесной авиации. Помню, как, положив красивую голову мне на колено, сидит она в тесной кабине самолета, как бродим мы с ней по при-камским поемным зарослям и лугам. Уже после войны Ринке-Малинке была присуждена самая высокая для собак награда.

Последней охотничьей собакой у меня был родной сын Ринки-Малинки, которого мы назвали Фомкой. Это был добродушный крупный пес, не обладавший талантами матери. Но веселостью и добродушным характером доставлявший нам много удовольствия.

Теперь я уже не охочусь и не держу охотничьих собак, но воспоминания о четвероногих моих друзьях неизменно доставляют мне удовольствие.

Я хорошо помню собак, с которыми мне приходилось охотиться. Особенно нравились мне охотничьи русские лайки. Из всех собак это, пожалуй, самые умные и понятливые собаки. С охотничьими лайками охотился я на медведей и на глухарей. Знавал на севере лаек-бельчатниц, чуткое ухо которых за многие сотни шагов ловило тихий лесной звук.

Они были добрыми и умными друзьями своих хозяев-охотников. Знавал я северных ездовых лаек, собак, на которых на далеком севере нашем в зимнее время люди совершают далекие путешествия.

Однажды на Новой Земле в Маточкином Шаре в бурную ветреную погоду я задумал высадиться на берег, где стояло промысловое становище охотников и рыбаков-ненцев. Спу

22

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Журнал "дом", №11, 2007 год
  2. Зимой на севере голодно

Близкие к этой страницы
Понравилось?