Костёр 1976-08, страница 65

Костёр 1976-08, страница 65

ШАШНИ

ЗА ТИТУЛ ЧЕМПИОНА

Четыре с половиной тысячи лет играют люди в шашки, но только с конца прошлого века стали выявлять лучшего на Земле игрока. Соревнования эти проводятся не на привычной нам доске, а на доске стоклеточной — международной. И как раз теперь — в августе — лучшие стоклеточники мира съехались в Голландии, в Амстердаме, чтобы помериться силами и разыграть шашечный титул чемпиона, разыграть в турнире, который называется Олимпийским.

— Как? Титул чемпиона мира — в турнире? — удивятся те, кому известны порядки шахматные, где встреча на высшем уровне — всегда дуэль, всегда матч один на одйн.

Но у шашистов законы иные: на вершину шашечного Олимпа взбираются двумя путями.

Когда француз Исидор Вейс — первый чемпион мира, прозванный Наполеоном, получал вызовы на матч, он отвечал:

— Нет! Я буду отстаивать свой титул только в турнирах!

Целых 16 лет никто не мог победить Вейса в турнирах. А когда он все же был низвергнут, его преемник, голландец Герман Гоогланд, продолжал гнуть ту же линию: играть матчи отказывался. И лишь третий чемпион, француз Станислав Бизо, заявил, что готов к борьбе за титул когда угодно и где угодно. В турнире? В турнире! В матче? В матче! Но его отвага обернулась против него: всего год продержался на шашечном троне Бизо.

Последующие чемпионы мира вновь стали диктовать соперникам форму состязаний за титул: одни избрали турни-

Света Груданова учится в 3-м классе 500-й школы города Ленинграда и в первенствах мира

по шашкам еще не участвовала. Но у нее уже

первый разряд и несколько побед над мастерами спорта

ры, другие — матчи. И тогда Всемирная шашечная федерация постановила: чемпионы обязаны защищать титул... и в матчах, и в турнирах!

— Зачем? — спросит кто-нибудь. — И вообще, не все ли равно — играть в матче или в турнире? Шашки ведь остаются шашками!

Остаются, это так... Но вот представь, будто ты играешь матч. Это значит, что противник у тебя каждый день тот же, а следовательно, его можно хорошо изучить: выявить познания, излюбленные схемы, игровой темперамент, степень допускаемого им риска. В турнире же не то. Там ежедневно противник иной — всякий раз перед тобой новая загадка, разгадать которую нужно в течение одной встречи. Разница? Безусловно. Или взять другое.

В матче ты будешь все партии играть с партнером, класс игры которого неизменен. А в турнире? Там же порой прямо-таки чехарда получается! Сегодня играешь с мастером, а завтра — с гроссмейстером. То встречаешься с тем, кто накануне проиграл и во что бы то ни стало ведет партию под девизом «Пан или пропал!», а на следующий день против тебя садится такой партнер, кото,-рый со всеми осторожничает и сразу же устремляется к ничьей. Все время нужно приноравливаться к новому! И вот получается: киевский гроссмейстер Исер Куперман, пять раз побеждавший в матчах на первенство мира, ни в одном из Олимпийских турниров не смог прийти к финишу первым; а гроссмейстеру из Москвы Вячеславу Щеголеву, вы-

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?