Костёр 1976-12, страница 40

Костёр 1976-12, страница 40

свои роли актеры, каков метраж каждого эпизода.

Главная тема может быть ясна композитору и в процессе съемок, и тогда он пишет песни до окончания основной работы над картиной. Так поступил Микаэл Таривердиев, работая над телефильмом «Семнадцать мгновений весны»: в двух его песнях четко выражены две основные темы картины — тема служения долгу и тема горячей любви к Родине, тоски по ней.

Как работают вместе режиссер и композитор!

Режиссер очень хочет поставить фильм, где звучала бы музыка. А композитор с удовольствием бы ее написал. Что ж, в добрый час! Но все не так просто. На творческом пути этих двух людей растут, как грибы, невидимые преграды, каждая из которых начинается со слова «чтобы».

Надо, чтобы режиссер и композитор были творческими единомышленниками. А для этого, в свою очередь, надо, чтобы режиссер захватил воображение композитора своим будущим фильмом. Важно, чтобы композитор правильно понял режиссера и выразил основную тему картины музыкальными средствами. И чтобы музыка понравилась режиссеру, а в дальнейшем — зрителям. Тогда на экранах может появиться хороший фильм с хорошей музыкой. А у композитора будет режиссер, с которым ему интересно и радостно работать. И у меня есть такие режиссеры — Георгий Данелия, Эльдар Рязанов.

Все ли песни, звучащие в фильмах, можно петь на концерте, переписывать в альбом!

Если я попрошу юных зрителей назвать мне главных героев фильма «Неуловимые мстители», они наперебой назовут Даньку, Ксанку, Яшку-цыгана, Валерку-гимназиста. Но, наверное, никто не вспомнит еще об одном герое — о песне. Мне скажут— не бывает песня героем фильма.

Песня — для того, чтобы не скучно было смотреть.

А на самом деле у песни в кино очень большая и серьезная роль. Представьте себе тот же фильм о «неуловимых» без «Погони», без ее огневого ритма. Трудно, правда? Это потому, что в песне — дух революции, романтики приключений, дух самого фильма. И замечательно, что потом такая песня сходит с экрана к людям, становится музыкальной эмблемой фильма.

Есть у песни и более скромная, хотя не менее важная роль. Я скажу «Роберт Грант» — и вы не только представите себе веселого мальчугана, карабкающегося по вантам, но и услышите его задорную звонкую песенку о веселом ветре. А скажи я «Дуремар» — и перед вами другой киногерой — хитрый, продажный человечек с его песенкой о пиявках. Обе песенки даны героям, чтобы подчеркнуть особенности их характеров: молодой задор, страсть к приключениям, отвагу Роберта и продажность, алчность Дуремара.

Но часто ребята просят прислать им слова и музыку, скажем, песни из фильма «Человек-амфибия». Или пишут: «Очень хочу разучить песню беспризорника из кинофильма «Республика ШКИД» и исполнять ее в концерте».

Конечно, мне, композитору, приятно, что мое произведение понравилось. Но никак не могу понять, зачем советским ребятам надо распевать: Нам бы, нам бы, нам бы,нам бы Всем на дно,

Там бы, там бы, там бы, там бы Пить вино...

Эта песня уместна разве что в кабаре капиталистического города (именно там она и звучит в фильме). И, наверное, было бы очень странно услышать грустную песню беспризорников, сочиненную ими самими в далекие тяжелые годы, в исполнении нынешнего школьника. Так же странно, как если бы он пришел на урок в лохмотьях беспризорника.

Почему иногда в фильме идет речь об одном, а в песне из этого фильма—о другом!

Мне кажется, никакой загадки тут нет. Все зависит от того, как смотреть фильм и как слушать песню. Я знаю ребят, которые ходят в кино только отдохнуть и развлечься. А ведь кино — очень сложное искусство, у него свой богатый язык, и только овладев им, вы сможете стать настоящими зрителями.

Надо уметь за всем, что показывает экран, видеть мысль автора, уметь разгадывать иносказания, символику фильма.

В картине «Совсем пропащий» Гек, бездомный мальчишка, стоит на берегу реки. А мимо проплывает ярко

освещенный пароход, и с палубы долетает до берега развеселая музыка. Зачем понадобился режиссеру Георгию Данелия этот эпизод? Контраст настроения Гека и настроения публики на пароходе усиливает ощущение одиночества мальчика, его затерянности в большом равнодушном мире.

А фильм «Ирония судьбы» пользуется противоположным методом. В нем много смешных эпизодов, забавных ситуаций. А вот песни, которые звучат с экрана, — грустные, задумчивые. Смотрите, как бы говорят нам авторы фильма, жизнь не так проста, как кажется. В ней грустное — совсем рядом со смешным.

Как-то одна девочка прислала недоуменное письмо: почему в фильме «Бриллиантовая рука» герой поет песню про зайцев, когда никаких зайцев там и в помине нет?

Давайте подумаем. Песенка как будто нехитрая — зайцы косят трын-траву и от страха поют: «А нам все равно... — пусть боимся мы волка и сову». Так это же про самого героя песня! Скромный и робкий, он случайно попадает в мошенническую авантюру и должен теперь помочь милиции поймать жуликов. Боится он? Конечно. Но дело свое все-таки делает. И не зря, совсем не зря поет эту песню — про зайца.

Андрей Павлович, какие фильмы с вашей музыкой мы увидим в ближайшее время!

Впервые встречаюсь я в работе с кинорежиссером Станиславом Ростоцким, который снимает картину «Белый Бим — Черное ухо». Пишу музыку к этому фильму.

В дни новогодних каникул на экранах появится фильм с моей музыкой «Веселое сновидение, или Смех и слезы» — картина, поставленная режиссером Игорем Усовым, с которым мы уже встречались в фильме «Мой добрый папа».

I

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?