Костёр 1977-07, страница 32

Костёр 1977-07, страница 32

клейма. Значит, самовольная порубка! Ну, а после уж и порубщика нашли...

Михаське пока что нечем похвалиться: в пионерском лесничестве он сравнительно недавно, семьдесят пятый по списку. В лесном дозоре Михаська пока еще вообще не бывал. Впервые взяли его с собой старшие ребята.

...Вдали темная стена вековой пущи. Там высокие сосны. Среди них попадаются такие великаны, что одно дерево чуть ли не целый лес. Елок много. Стволы у них шершавые и теплые даже в зимние холода. А вот у вяза стволы гладкие и холодные даже жарким лето/&.

Четыреста с лишним гектаров — владения Михаськи и его товарищей-односельчан. И все эти владения называются «Озерищенская пуща». Возможно, лес получил такое название от села Озерище, где живет Михаська. Школьное лесничество тоже называется Озерищен-ским.

Записавшись в лесники, Михаська делал для себя одно открытие за другим. Сосновая или еловая шишка — это прежде всего семена, будущие деревья. Шишки надо собирать: для новых посадок. Березовый веник, он нужен прежде всего не для бани. А веточный корм!

Березовыми, дубовыми, осиновыми «вениками» любят лакомиться лоси, олени, зимующие в пуще. Значит, заготовка веточного корма — тоже лесниковая задача. В лесу должно быть прибрано... как в хате. Новое дело — очистка делянок, зеленых квадратов. В лесу не должно быть пожара. Еще забота — охрана пущи от огня. Губит деревья и недобрый топор браконьера. Значит, гляди, Михаська, в оба, если назвался лесным дозорным!

Мальчишки свернули на едва приметную тропу, поглядывают на Сашу, своего командира. Пуща так велика, что немудрено в ней и заблудиться.

Поднялось солнце. Непонятно только, с какой стороны оно светит. Так что, если бы Саша захотел искать дорогу по солнцу, у него вряд ли что получилось бы. Надежнее всего, конечно, держаться знакомых деревьев.

...Вот у просеки старая сосна. В стволе ее — железная петля. Покрыта ржавчиной, будто кровью. Дерево окружено невысоким заборчиком. Его соорудили ребята-лесники. Это после того как узнали, что старое сосновое дерево, по существу, — памятник. А рассказал им про него в позапрошлом году лесник дядька Антон.

МЫ ВСЕ ИЗ ТЫНДЫ МЫ ВСЕ ИЗ ТЫНДЫ МЫ ВСЕ

хлеб, книги, даже игрушки. В общем, все, что человеку надо. Вся дружина двинулась за ломом. Но наш отряд решил собрать больше всех. Такой он отряд, что ему всегда все больше всех надо. Но другие отряды тоже приняли такое решение. Как же их обойти?

Лариса Фирсова:

— А как же их обойти? Нас очень беспокоило то, что в отряде есть несколько человек, которые всегда думают только о себе. Например, отучится в школе — и бежит домой, ни до

чего ему больше нет дела. Что, если такие ребята потянут нас назад? Ведь на лом надо идти всем. У Олега было неважно с русским и алгеброй. Тогда Сергей Богданец, его друг, говорит ему: «После школы бежим домой — заниматься русским». Я стала помогать Фе-

дюшину по алгебре. Когда пошли в первую разведку по лому, Олег говорит: «Почему же без меня?»

Сережа Цалко:

— За ломом пошли все. В других отрядах, бывает, лом собирают только мальчики.

Или вообще кто посильнее. Мы постановили: «освобожденных от лома» быть не может! И девочки голосовали громче всех.

Мы надеялись на победу еще вот почему: предварительная разведка! Были отряды, которые обходились без нее. И зря! Часто получалось, что кучей придут на место, где и одному-то делать нечего. Мы же сперва высмотрим, где и сколько лома лежит. Потом — за работу. Нам нужна была скорость. И качество. Мой папа работает в Тынде монтажни-

28

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?