Костёр 1977-07, страница 56

Костёр 1977-07, страница 56

МУЖССТВП

...Их везли по безлюдным, притихшим улицам Вальпараисо под прицелом винтовок.

В разных концах города раздавались выстрелы — солдаты расправлялись с рабочими.

Армейский грузовик миновал окраину города, свернул на пыльный проселок и помчался в сторону песчаных карьеров. Каждый из моряков подумал: «Везут расстреливать?..»

Рядом с капитаном матрос Толя Шарков тихо сказал: «Неужели так, без боя? У меня нож есть...»

Капитан Афиногенов знал своих людей. Не раз встречал с ними шторм в океане. Надежные ребята. Крепкие парни. На их лицах и сейчас ни страха, ни растерянности. В любую минуту готовы броситься на конвоиров...

— Спокойно, Толя. Сейчас главное — выдержка. Нож — это на крайний случай...

Не доезжая до карьера, грузовик развернулся и помчался в обратную сторону. Ясно, — фашисты хотели сломить волю советских моряков.

Потом повезли по городу. Грузовик то и дело останавливался, моряков выгоняли шты-

Продолжение. Начало смотри на стр. 51 52

ками, выстраивали с заведенными за голову руками, обыскивали в сотый раз, били. Потом снова заталкивали в машину, везли дальше.

Наконец их доставили в порт. На причале длинными шеренгами лежали люди. Это были арестованные чилийцы. Им не разрешали ни пошевелиться, ни приподнять голову. Сколько времени они здесь лежали?

Моряков выстроили по одному в ряд и подвели к борту огромного транспортного

судна.

— «Майпо», — прочитал название первый помощник капитана Виктор Ефимович Степанов и тут же получил в спину удар прикладом. Забегал офицер, засуетились солдаты. Они навели на моряков дула винтовок, и офицер приказал пленным лечь. Тогда капитан Афиногенов крикнул по-испански:

— Мы советские моряки! Мы требуем прекратить издевательства!

К Владимиру Алексеевичу подскочили трое, начали выворачивать руки, валить с ног... Капитан опрокинул их. На помощь этим троим подбежали еще несколько...

«...В день совершения фа

шистского переворота мы находились в порту Вальпараисо, что в переводе с испанского значит — «Райская долина»... Но для нас, советских людей, Вальпараисо стал адским застенком. Я был сброшен с семиметровой высоты в металлический трюм транспортного судна «Майпо». И в результате тяжких физических увечий я на длительное время потерял трудоспособность...»

Такие показания дал боцман «Эклиптики» Василий Медве-дик на первой сессии Международной комиссии по расследованию преступлений чилийской военной хунты.

Более двух часов продержали моряков на холодном грязном бетоне причала лицами вниз, со скрещенными на затылках руками. Тела онемели, острые мелкие камни сквозь тонкие рубашки впивались в кожу. Но стоило шелохнуться — удар. Били ногами, обутыми в тяжелые башмаки, били прикладами, кололи штыками.

Особенно досталось капитану и боцману. Они лежали по краям шеренги, где солдаты стояли толпой. Один уставал или надоедало — бил другой...

Наконец арестованных подняли и повели на «Майпо». Офицер скомандовал: «Руки! Руки поднять!»

Первым пошел боцман. Он двигался медленно и рук не поднял. Глядя на боцмана, опустили руки и остальные. Так и прошли под ударами штыков и прикладов. На палубе «Майпо» их еще раз обыскали. Отбирали все, даже обручальные кольца, часы, зажигалки. Потом подвели к трюму. Боцмана столкнули вниз. Остальным морякам грозила та же участь, но вдруг один из солдат крикнул: «Но, — русо! Но, — русо!» Остальные опустились в трюм благополучно.

В трюме товарищи окружили раненого боцмана. Нашли куски картона, смастерили и наложили шины на сломанные руки. Подстелили свои исполосованные штыками пиджаки. Трое — комсорг Яков Агеев,

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?