Костёр 1983-03, страница 5

Костёр 1983-03, страница 5

отары надо вести вниз, к богатым травой и пригреваемым солнцем пастбищам.

Но по итогам зимовки в 1980 году бригаду «Кол Толкуну» наградили памятным вымпелом ЦК ВЛКСМ, а весной 1982 года Бурулкан Аса-налиеву избрали делегатом XIX съезда комсомола.

...Ночь на пастбище не бы-спокойной. За палаткой

ИЗБУШКА

то и дело слышались таинственные звуки — какое-то шуршание, постукивание... Я знал, что за отарой смотрит Леня Игнатов вместе с Джапаром, мужем Бурулкан, что они попеременно выходят из юрт. Без фонарей, при свете луны, объезжают отару. Несмотря на близость к поселку, сюда, бывает, захаживают волки.

Легкий завтрак — зеленый чай с лепешками — и мы с Джапаром отправились к новой кошаре, куда через неде-лю-другую им предстоит перегнать стадо.

Когда мы вернулись в стойбище, увидели «газик». В юрте подсели к общему огню. Не часто парторг приезжает в гости к Бурулкан — бригад много, всех нужно навестить. Не часто бывает вот так — всей бригадой, собраться вместе, поговорить. «Надо, ребятки, увеличить настриг, — сказала Шарый Сулеймановна. — В иных совхозах молодежные бригады обязались настричь по три с половиной килограмма шерсти...»

Бурулкан почти все это время сидела молча, внимательно слушала каждого. Солнечный свет, просачиваясь через небольшое оконце, затянутое пленкой, мягко падал на ее лицо.

Я видел вчера, как плотным кольцом окружили ее старшеклассники, о чем-то расспрашивая, проводили до самого дома.

—- О чем они с вами говорили? — спросил я.

Они мечтают вырасти и создать такие же бригады, как наша, — ответила Бурулкан.

И. ПЕСТУН Фото автора

3. ПИРОГОВА

Рисунок М. Милеёвой

Как-то ехали мы в горах верхом на лошадях. В полдень вдруг заненастило, и полил дождь. К вечеру мы вымокли и устали. Надо было выбрать место для ночлега и высушить одежду. Попадались небольшие кедры с широкой густой кроной. Под ними было сухо, но нигде поблизости ни ручья, ни ключика. А без воды даже в дождь какая же стоянка — и чаю не сваришь.

Решили спуститься вниз, к речушке. И вдруг — чудо! Возле речки в кедраче избушка стоит. Маленькая, аккуратненькая и совсем новая. Ну прямо как в сказке.

Низенькая дверь подперта суком — внутри никого нет. В избушке узкие нары и каменная печка. По стенкам вбиты большие гвозди — для одежды и продуктов. С виду обычная таежная избушка. Пусто в ней, конечно, стены голые, оконце — темное, но все это, конечно, пустяки. Главное — мы в чудесной избушке. А кругом никого, только горы, кедры и ненастье. Сейчас будет тепло. Мы согреемся, поужинаем, отоспимся, и одежда к утру высохнет. Повезло!

Разложили мы свои пожитки и затопили каменную печку. Когда камни нагреются, они долго будут хранить тепло. Фу-у-у... Низенькая избушка вдруг вся наполнилась густым едким дымом. Мы растерялись, закашлялись, потом выскочили наружу. А я еще и лбом стукнулась о низкий косяк. На ветру под дождем отдышались и пришли в себя. Вот так заночевали, вот так обогрелись!

Тем временем темнота сгустилась, а дождь все лил и лил. Хотелось есть, хотелось спать.

Отыскали мы рядом подходящий кедр и под ним поставили палатку, развели костер и кое-как сварили ужин. Пока возились со всем этим, дрова в печке сгорели, дым из избушки весь вышел. Взяли мы свой ужин и пошли в избушку — ужинать. Нашлась старая керосиновая лампа без стекла. Жмурясь от остатков дыма, быстро накрыли на нарах и начали есть. А потом легли спать.

Была кромешная тьма, шелестел дождь, иногда вздрагивали и глухо шумели старые кедры. Пахло хвоей, смолой, дымом, но мы сразу крепко уснули.

Утром взошло солнце, и мир стал светлым и приветливым. В избушке все еще держалось тепло. Одежда наша высохла, и мы засобирались в путь.

Едем и разговариваем — хороший человек эту избушку поставил, летом пастуху служит, зимой — охотнику, и любому путнику, вроде нас, в ней — приют. Вот только наведываться к ней нужно чаще: вон как печка дымила —

Алтай, 1979 г.

от людей, видно, отвыкла.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?