Костёр 1983-05, страница 41

Костёр 1983-05, страница 41

КАК ЛЕТАЛИ ЗА СЕРЕЖЕЙ

Когда поступил тревожный вызов, Кабанов и летчик поднялись из-за шахматной доски.

У молодого детского врача Кабанова это был первый самостоятельный вылет.

Кабанов успел запихать в рюкзак чемоданчик с лекарствами и инструментами, одеться. Нацепил обе рюкзачных лямки на одно плечо и бегом помчался на вертолетную площадку.

Голубой, лобастый, с винтом на спине, вертолет. «Летающая больница». В самые труднодоступные места, к самым тяжелым больным он может доставить врача. Сейчас вертолет подымет его и понесет — на восток, или на запад, или на север, — Кабанов не знал.

С момента получения вызова до вылета прошло четыре минуты...

Кабанов гордился собой, вертолетом и в то же время тайно страдал от неуверенности. Как-то все получится?

Он сидит в салоне вертолета, держа на коленях рюкзак и то глядит на свернутую лестницу возле двери, то смотрит в круглое окошко. Внизу снега, снега, снега, ели, дороги завалены снегом. Целую неделю — небывалые снегопады.

Маленькая тень спешит по

О

земле вслед за летящей машиной. Кабанов волнуется, переживает за незнакомого ему мальчика. Мыслями своими, нетерпением своим он уже далеко опередил вертолет...

т§шшятшш

4

Ш

щтЩШЩт ЩШщ ш

i :'■'■:

I ,'iv >'•*' • . • • ' fjv«*. «у. /Я* >'.v ' j /.•' У 'л.,.. .

ШШк < Vi^sl

ж

Дед Кондрат задержался на морозе. Ему было страшно. Страшно оттого, что ничем не помочь внуку.

С поленьями в руках потоптался на крылечке, стряхивая снег с валенок. Вошел в сени, свалил дрова к стене, снял с гвоздя ковш и зачерпнул из кадушки воды. Маленькие льдинки плавали в воде, позвякивая.

— Ух ты! —

— дед в два глотка выпил ледяную воду.

Мальчик застонал за дверью, и дед, выронив ковш, метнулся в избу.

— Сережа, Сережа! — шептал он, «стоя на коленях возле кровати.

Но внук не видел и не слышал. От его лица веяло жаром. Дышал он тяжело, с хрипом. Замолкал надолго, и в такие паузы дед каменно цепенел и тоже затаивал дыхание.

Никогда за свою жизнь не плакал дед Кондрат, а тут, когда Сережа начинал стонать...

Знать бы, что делать! Он бы руку себе отрубил, ногу отрубил, сердце бы свое отдал — только бы помочь внучонку...

Рация в углу замигала лампочкой — звала к себе. Дед подбежал, задыхаясь, щелкнул рычажком.

— Ну, что, ироды, прилетит врач-то? — спросил в микрофон.

— Уже летит! — ответил молодой голос. — А ты бы костер запалил, дедушка! Знак бы им подал!..

— Сделаю! — пообещал дед, выключил рацию и побежал к двери...

Прилетели засветло. Воздух посинел, сгустился, но еще оставался прозрачным. Костер возле избушки метался под ударами ветра.

Вертолет завис. Степан Игнатьевич стоял за спиной летчика и смотрел вниз.

— Не сядем! Некуда садиться! Снег глубокий!.. — крикнул

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?