Костёр 1984-03, страница 26

Костёр 1984-03, страница 26

М ЮНХГА УЗ EH ИЗ НИКОПОЛЯ

РАССКАЗ

О. РОМЕЙКО-ГУРАО Рисунки К. Почтенной

Спит детская больница. Спят и трехлетние, и пятнадцатилетние. Спит палата, освещенная луной и фонарем, что неподалеку от окна. Среди торчащих во все стороны «гипсовых» рук и ног видны спящие лица ребят. Их свела вместе общая беда — болезнь.

Утром они проснутся и начнут в который уже раз рассказывать друг другу о том, что с ними случилось. В этих рассказах всегда есть немного

выдумки, прикрас.

Первым во всех этих былях и небылицах бывал Саша из Никополя. Он лежал долго, с перерывами, второй год; «бойцы мирного времени» сменяли один другого, но ярче личности не было. Все у него было необычайно! И травму получил ни на велосипеде, ни на горке, ни на катке, а почти что в бою! Он прыгал с коня на проходящий поезд и, уже повиснув на подножке, другой рукой задел столб и сорвался. Получил тяжелейший перелом руки.

Ночь... Поезд... Конь... И почему вдруг понадобилось Саше прыгать с коня на этот поезд?

Любого могли оборвать на полуслове, что, мол, завираешь, но Сашу слушают, разинув рты, и большие и маленькие. Никто не хочет знать, где правда, а где неправда в Сашиных рассказах.

Упал, значит, потом вскочил, рука на ниточ-

с

ке болтается, быстро снял с себя рубаху, порвал, перевязал руку, перетянув жгутом, тут конь подоспел, вскочил на коня — ив больницу. Там только сознание потерял... ,

На любой рассказ о происшествиях у Саши всегда в ответ свой рассказ, где все было так же, но интересней, необычайней.

Новенького допрашивают, что с ними. Он, хотя и первоклашка, но смело рассказывает, как было дело. В школе на переменке Алексеев его раскрутил и отпустил. Вот он и врезался затылком в угол выступа в коридоре.

— Ну, а .ты что?

— Что? У меня же кровь пошла!

— Ревел?

— Я же думал, что у меня мозги начали вываливаться. А это, оказывается, сгустки крови запеклись немного... Ревел! Я не ревел, я кричал, вот так: «Ааааа!» Чтоб спасали!

В ответ — история за историей, сначала «драчки» один на один, потом — класс на класс.

Но вот вступает Саша. Класс на класс? Да у них в Никополе...

— Пацаны село на село дерутся, скачут на конях с дубинками и прикладами, шо из раскопок от

гражданской войны остались... Иногда исполь-

f

20

зуют пушки, шо остались от второй мировои. Там их полно! А заряжаем, чем попало, шо под рукой, хоть огурцом!

И бои быков бывают под Никополем! Оказывается, прежде чем быков на бойню сдавать, их в бой отправляют!

— Ну, а пацаны тренируются! Кто что-то красное добудет — занавес, скатерть какую, бегут в поле. Другой раз на этой-самой скатерти так домой и несут... Ну, отлежишься маленько и все: здоров, как тот бык!

А кинофильмы, которые Саша видел в Никополе! Все они будто бы шли в Никополе на украинском языке, и поэтому здесь, в Москве, их никто видеть не мог. Фильмы были многосерийные, герои — «пацаны»: «Ну, вот такой, как я, лет четырнадцати...» или: «Вот такой, как он...» Эти пацаны сбивали вражеские самолеты, обманывали целые вражеские дивизии и всегда оставались живыми!

Саша откидывается, закрывает глаза, умирает, тут же оживает, стреляет, опять умирает... Вокруг восторженные возгласу. Некоторые вместе с Сашей падают от выстрелов, и почти все стреляют...

Москвич Алеша, поступивший недавно, не может вот так взять и упасть при всех, не хохочет так громко, как его веселый сосед. Ой лежит тихо, вроде бы с ним ничего не происходит. Но он видит Сашины рассказы, словно в кино. Вот он — Никополь в предрассветной дымке...

— Недалеко от города в раскопках целый древний город нашли, — рассказывает Саша, — крепостные стены такие! Церкви все золотые! А оружия сколько!.. Ну, там взяли для музеев, для кино, а много и так раздавали. Я уже все свое передарил, только кортик остался, шо из древней гробницы вынули...

И видит Алеша большой котлован с остатками городской стены, груды музейного оружия на дне, гробницу со «старинными» костями и кортик...

Кто-то куда-то ездил на экскурсию, а Саше и ездить не надо было.

— Вот вам и памятник, вот вам и старина, — закончил он, обращаясь к одной из мам, рассказывающей о памятниках старины.

Очень весело вспоминать о купании. Все, по рассказам, прыгали с вышек, красиво ныряли, переплывали реки и озера. Были и приключения. Витя, например, съехал на велосипеде на полной скорости с мостков прямо в пруд... Ну, а Саша, нырнув однажды, вытащил мотоцикл.

— Да, так смешно это было! Я его схватил, а от дна оторвать не могу. Дергаю, дергаю под водой, а ноги-то мои наверху торчат! Никто ничего не понимает. Стали нырять, смотреть, шо случилось, а вода-то вся взбаламутилась — ничего не видать! Тогда схватили меня за ноги и стали, как репку, тянуть. И вдруг — точно взрыв какой — я из воды вылетаю, весь в тине, и с мотоциклом!

Этот эпизод Саше приходилось рассказывать не раз. И хотя каждый раз были свои варианты, все было так же живо и забавно. И снова все хохотали до слез.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?