Костёр 1984-03, страница 29

Костёр 1984-03, страница 29

носили в Петербург—рабо-та-то строго секретная!

Так был открыт «китайский секрет» в России.

Люди не забыли изобретателя. Там, где он делал свои опыты, стоят корпуса старейшего в нашей стране фарфорового завода. У входа на белой мраморной плите золотыми буквами написано: «Здесь жил и работал создатель русского фарфора, основатель фарфорового производства в России Дмитрий Иванович Виноградов. 1720—1758».

Портрета его нет, не сохранился. Зато остались подробнейшие записи всей его работы, рецепты, дневники и его детище — РУССКИЙ ФАРФОР.

Запомните, ребята, это имя. Талант и ум Дмитрия Ивановича Виноградова обогатили русскую культуру и науку.

очередная

Перехожу в зал, где выставлен фарфор первых революционных лет. «Кто не с нами, тот против нас», «Пусть, что добыто силою рук трудовых, не поглотит ленивое брюхо», «Ум не терпит неволи», «Пропади буржуазия, сгинь капитал!»—призывают надписи по краям тарелок, которые назывались листовками. На них матросы, революционные воины, сеятели-крестьяне — экспрессивные, выразительные фигуры. На других — заводы с веселыми дымами над трубами, серпы и молоты, даже цветы какие-то особенные, революционные.

Уверенные сочные мазки, удары красного, синего, желтого — радостные росписи А. Щекотихиной-Потоцкой, С. Чехонина, 3. Кобылецкой, М. Ивашенцевой, И. Алексеева. Трудно представить, что выходили они из-под закоченевших рук, в нетопленых помещениях, в голодную пору разрухи и гражданской войны. Новые художники пришли на завод и совершили чудо — создали свой стиль, сразу признанный во всем мире, стоящий особо и высоко в советском прикладном искусстве — агитационный фарфор.

Тишина музея вдруг нарушается. Быстро говорит переводчик, ему вторят востор

женные возгласы — экскурсия.

Я поскорее ухожу. Хочу посмотреть, что еще делают художники в творческой лаборатории. Это как бы маленький завод, где художники работают в небольших, на одного-двух человек, мастерских. Им помогают живописцы, которые способны повторить любое произведение художника.

Эту лабораторию можно назвать сердцем всего производства. Здесь создаются новые формы посуды и эскизы росписей для массового производства, а также уникальные, сделанные в единственном числе произведения, увидеть которые можно только на выставках.

#

В каждой мастерской — свой мир. Говорю с Виктором Михайловичем Жбановым — он работает здесь уже давно,— а сама рассматриваю его «царство». Некоторые вазы еще в работе, вот уже готовые, вот эскизы — тонко исполненные, очень лиричные пейзажи. Виктор Михайлович рассказывает о старейшем художнике А. Воробьевском, работающем с фарфором с тридцатых годов. Неповторимы его изысканные, как бы перламутровые по цвету, композиции со множеством фигурок, необычайных цветов, фонтанов, беседок. > Переходим из мастерской в мастерскую, от одного автора к другому. Андрей Ларионов, Галина Шуляк, Татьяна Афанасьева, Инна Олевская — у каждого свои цветы, свои деревья, свой Ленинград, с его каналами, соборами, белыми ночами.

Уже несколько дней хожу на завод, рисую. Засыпая, вижу теперь льющееся в формы жидкое белое тесто — шликер, то, из чего и делается фарфор. Дрожащие изнутри красным светом печи... Мелькают скуль-птурки, чашки — ловкие руки быстро-быстро макают их в сметану-глазурь. На белых вазах и тарелках появляются из-под кисти художников фантастические рыбы, орнаменты и кораблики.

Так рождается одно из чудес нашего города — ЛЕНИНГРАДСКИЙ ФАРФОР.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?