Костёр 1984-03, страница 7

Костёр 1984-03, страница 7

Тогда он поднял валенок и с криком «По-шла-а!» подбросил вверх. Валенок описал широкую дугу и шлепнулся позади. И тут что-то вроде звякнуло.

«Я разбил термос», — понял Олег и застыл в оцепенении. Потом взглянул на Гришку и Антона — те бегали у самого леса. Иван Яковлевич сидел к нему спиной, а Юра с ледобуром на плече шел дальше по озеру.

Олег медленно пошел к брату. От беды, которая невольно случилась с ним, становилось жарко. Под ногами противно и едко скрипел снег: «Разбил... разбил... разбил...»

Рядом с Юрой на снегу лежала узенькая рыбешка с красными плавниками и таким же красным хвостом.

— У меня вообще ни одной, — вздохнул Олег.— И есть хочется...

— Это запросто. Зови остальных.

Олег подумал, что первым к рюкзаку должен подойти Иван Яковлевич. Он даже не мог бы объяснить, почему. Краем глаза он следил за Иваном Яковлевичем. Вот он встал, скрутил леску, сунул коротенькое удилище в карман. Вот поднял ящик. Вот наклонился над ледобуром — что-то долго копается...

Наконец выпрямился и зашагал к рюкзакам. От леса к нему бежали сыновья. Олег с Юрой тоже двинулись туда.

К рюкзакам они подошли вместе. Иван Яковлевич взглянул на свой рюкзак и дрогнувшим голосом спросил:

— Что такое?

В рюкзаке звякнули осколки.

— Термос!..

— Какая неудача, — сказал Юра. — Надо же...

«Это я!.. Это я!» — кричало внутри Олега, рвалось наружу. Но он молчал. Подбежали Антон и Гришка.

Несколько секунд все пятеро молчали. Иван Яковлевич сказал:

— Вот и попили чайку на морозе... Но кто это сделал? — и посмотрел на сыновей.

Антон взял из рук отца термос, повертел такой красный и такой ненужный теперь корпус, покачал головой.

— Не знаю, — наконец проговорил он. — Пе знаю, как это получилось, но, наверное, это мы, папа... С Гришкой тут носились, да еще валенками кидались. Вот и вмятина тут есть...

— Говорил вам, олухи, уймитесь! Как черти бешеные, вас только дома держать. Где теперь возьмешь такую колбу?

Обедали без желания. Молча жевали каждый свой кусок. Олег ел колбасу без хлеба и поглядывал на Гришку и Антона. Те сидели молчаливые. Его удивило, что братья не отпирались. «Ну и ладно, раз это им так просто, — подумал Олег. — А мне сложно, мне стыдно».

— Может, того?.. Все равно не ловится? — спросил Гришка.

— Смотрите, я как все, — сказал Юра.

— Да, пожалуй... В другой раз приедем, — согласился Иван Яковлевич.

Олег поднял рюкзак и медленно зашагал к лесу. Вслед за ним потянулись Иван Яковлевич и Юра.

С половины дороги Олег отстал и шел к поезду последним. Даже то, что все обошлось, не могло его успокоить. «Нужно же что-то делать,— подумал он. — Сейчас войдем в поезд и, если они станут дальше отгадывать кроссворд, подскажу «амплитуду»...

Но в поезде Антон и Гришка не стали доставать свой помятый кроссворд. Они сели друг против друга, прислонились шапками к стенкам вагона и уснули.

Иван Яковлевич рассказывал Юре о своей работе. Он был машинистом башенного крана и строил дома.

Олег смотрел в окно. Он боялся встретиться взглядом с Иваном Яковлевичем.

Поезд пошел медленнее.

— Эй, рыбаки, пора на выход, — тронул отец Гришкино ухо.

Они поднялись втроем. Антон взял ледобур, Гришка — рюкзак, отец повесил на плечо ящик.

— Там в кроссворде у вас — «амплитуда»! — почти выкрикнул Олег.

— Да? — приостановился Гришка и полез в карман. Достал смятый листок, разрернул. Пошевелил губами, вглядываясь, и засмеялся:

— Точно, подошло! Что ж ты срказу не сказал?

— Сразу не додумался, а только теперь. То есть, вы у меня и не спрашивали...

— Ты к нам приезжай, — пригласил Антон. — А то как разъехались по новым квартирам, так и расстались.

Толкая и шлепая друг друга, братья ринулись по проходу...

Когда поезд пошел дальше, Юра спросил:

— Ну, как они тебе?

— Это не они разбили.

— А кто?

— Я.

Юра смотрел на брата и улыбался. Он не верил и ждал объяснения. Но Олег молчал.

— Да ведь они сами признались.

— Вот именно. А разбил я...

— Почему же ты не сказал?

— Не знаю, стыдно было. А теперь, когда увидел, как они поступили, еще стыднее.

Юра поднялся и снял с вешалки рюкзак, привычным движением закинул его за спину.

— Бери ледобур, — сказал он.

— Куда ты, нам еще рано? — удивился Олег.

— Мы должны вернуться. Сядем в автобус и поедем к ним...

— Что это изменит? Зачем теперь я? Это никому не нужно, это... У тебя же дела, Юра!

— Ладно! Это важнее.

Он медленно пошел по проходу. Олег сидел на своем месте. Но, когда поезд остановился, бросился за братом...

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?