Костёр 1984-07, страница 25

Костёр 1984-07, страница 25

Л Зал

РАССКАЗ

Во вторник мама вернулась с работы и сказала Арминэ:

— Если мы сегодня же не соберем ягоды с туты, эти нахальные воробьи все до одной съедят, и нам не из чего будет варить бекмез на зиму. — И Маро озабоченно поглядела на высокое шелковичное дерево, что росло посередине двора.

Арминэ тоже бросила озабоченный взгляд на дерево. Стайка воробьев, весело и безбоязненно, словно тута была их собственностью, хозяйничала в ее ветвях. Они клевали сладкую туту, непрестанно перелетая с ветки на ветку, и от их движения ягоды сыпались на землю, и их тут же подбирали и съедали младшие сестренка и братишка .Арминэ. «Раньше папа трусил ягоды...— подумала девочка.— А теперь... Может, мне попробовать это сделать?»

— Теперь, когда папы уже нет в живых,— словно прочитав мысли дочери, сказала Маро,—

не знаю, к кому и обратиться за помощью...— Она тяжко вздохнула.— Конечно, можно было бы попросить дядю Хорена, но он уехал в командировку. Не знаю, кого и просить...

— Никого не надо просить, мама! —

мать Арминэ. сама!

Я сама тебе натрушу

прервала ягоды —

этим

— Да что ты, Арминэ! — грустно улыбнулась дочери Маро.— Это же мужское дело.

— Почему это мужское дело? Почему? И я могу натрусить ягоды.

— Не знаю... Так уж повелось исстари — всегда занимались мужчины. Да тебе и не справиться, дерево-то вон какое высокое.

— А может, Колю попросить-

— Нет, только не Колю. Он ведь приезжий и никогда не трусил туту. Вот что — сбегай-ка лучше за Азадом, он уже большой мальчик и справится с этим делом не хуже взрослого мужчины.

— Да не надо его звать, мама! Я натрушу ягоды сама — все до единой ягодинки!

Но Маро настояла на своем, и Арминэ пришлось идти за Азадом.

Тот стоял у своей калитки и разговаривал с Гургеном. Они дружили. Всякий раз, когда Арминэ их видела вместе, она удивлялась — что их связывает? Долговязый, с длинной шеей и маленькой головой, похожий на жирафа, Азад, веселый, беспечный мальчишка, словно явился в этот мир для одних только радостей. Гурген —

наоборот, небольшого роста и коренастый, молчалив и задумчив, будто его денно и нощно гложут какие-то заботы.

Против фамилии Азада в журнале всегда стояли двойки и тройки, хотя — вынуждена была девочка признать,— если случалось ему выучить урок или

решить задачу по математике,— что бывало не так уж часто, — он мог получить и четверку, и даже

10

пятерку. Однако так или иначе, к концу года двойки каким-то чудесным образом превращались в тройки, и Азад, ко всеобщему изумлению, переходил в следующий класс. Гурген же, действуя по программе минимум, составленной его честолюбивыми родителями, изо всех сил старался выбиться в отличники, но у него это не получалось, поскольку особенными способностями он не блистал.

Ты

с туты?

не поможешь нам натрусить спросила девочка Азада.

ягоды

Конечно, помогу. Когда, сейчас?

Да.

Когда девочка вернулась вместе с Азадом и Гургеном, она увидела во дворе тетушку Нвард, ее невестку Галю и Галиногб племянника Колю. Маро позвала их подержать за углы холст, в который собирались трусить ягоды.

— А, и Гурген пришел!—обрадовалась

Маро. холст.

Вот и хорошо! Поможешь нам держать

Маро вынесла из сарая толстую суковатую

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?