Костёр 1985-05, страница 20

Костёр 1985-05, страница 20

Малыши вырезали из толстой синей бумаги самолеты. Товарищ Вахтанг сидел в центре с ножницами в руках и с видимым удовольствием руководил этой работой.

— Штурмовик «Ил»!— говорил он торжественно.

— Наш?-

спрашивали на всякии случаи ма

лыши.

Наш!

Ребята, закусив языки и не спуская глаз с рук товарища Вахтанга, с трудом водили клацающими ножницами. На стол один за другим ложились ловкие синие фигурки самолетов.

— «Юнкере»!— презрительно говорил товарищ Вахтанг. Малыши начинали злобно сопеть, и фигуры вражеских самолетов выходили у них карикатурно кривыми, с рваными краями крыльев.

Саша Бушуев и Юра Калита играли в шахматы. Фигуры были самодельные, выкрашенные белой и черной краской, доска нарисована на сером картоне. Зорин стоял коленями на табурете, азартно подавал реплики. Его симпатии были, как всегда, на стороне Бушуева, потому что тот играл слабее.

— Пешки — не орешки!— говорил Зорин Калите, когда Саша выигрывал пешку, и заговорщицки подмигивал. Калита продолжительно скрипел зубами и шепотом ругался, оглядываясь на товарища Вахтанга. Тот увлеченно разговаривал с малышами. Игра продолжалась. Наконец, Зорин незаметно, одними глазами, подсказал смешливому Бушуеву пару ходов и похлопал Калиту по крепкому плечу:

— Михал Моисеича знаешь?

— Какого?— хмуро спросил Калита.

— Ботвинника!

— Ну?

— Он на твоем месте да-авно бы сдался!

— Ну это еще надо проверить!

— Верно говорю, и к гадалке не ходи!

Товарищ Вахтанг что-то такое сказал малышам, и те грохнули дружным смехом. Зорин оглянулся на них и, не ведая о причине, тоже радостно засмеялся.

И в это время на улице вдруг раздалась песня. Все замолчали, прислушиваясь. Зорин первый подошел к раскрытому окну, лег животом на подоконник.

На улице, под черным небом, в квадрате яркого света, падающего из окна, стоял худущий мальчик и, прикрыв глаза., старательно пел:

— Одна возлюбленная пара

Всю ночь стояла у плетня!..

На певце был костюм, скроенный из гимнастерки таким причудливым образом, что один карман был, как и полагается, на груди, а второй — на правой штанине. Из того кармана, что был на груди, торчал огрызок вареной кукурузы.

Заметив Зорина, мальчик замолчал.

— Откуда, служивый? — спросил Зорин.

Мальчик большим пальцем правой- руки по-

пальцем казал себе за спину.

— Ясно, только не понятно, оглядываясь в комнату,— к

— сказал Зорин, нам обычно при

бывают с запада, а не с востока. Здесь мы видим обратный ход событий.

Все детдомовские, столпившись у окна, незло улыбнулись.

— Пацаны, дайте хлеба,— тихо попросил мальчик, но в этот момент к окну подошел товарищ Вахтанг.

ОДИН

п о м н ю...

В первых числах августа, когда фашисты рвались к Москве, наш полк срочно перебазировался на остров Сааре-маа в Балтийском море. В полк прибыл начальник авиации Военно-Морского Флота генерал-лейтенант Жаворонков. Его приказ был краток:

Будем бомбить Берлин!

Мы рвались в бой. Но как достичь цели? Над сушей такой полет невозможен. Обязательно собьют зенитки или истребители, столкновения

и

Неминуемы машин с аэростатами заграждения. Ведь надо пересечь всю территорию оккупированной Польши и потом лететь над самой Германией. Командование приняло единственно возможное решение — лететь над морем ночью, без сопровождения истребителей, при полном радио-

14

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?