Костёр 1985-05, страница 21

Костёр 1985-05, страница 21

— Что тут такое?— спросил он,— ты кто?

— Дайте хлеба, дядя,— сурово сказал мальчик.

— А ты заходи в дом, будь гостем,— сказал товарищ Вахтанг,— двери у нас за углом, я сейчас открою.

Но пришелец в ответ вдруг съежился и рванулся в темноту, в затрещавшие кусты.

— Надо догнать,— коротко сказал товарищ •Вахтанг, спокойно щелкая портсигаром. Зорин, Бушуев и Калита, словно парашютисты, один за другим вылетели в окно. Через минуту они уже по-разбойничьи пересвистывались в черной дали.

Певца поймал и привел Зорин. Он держал его за плечи и, тяжело дыша, уговаривал: — Успокойся... Ты свое отбегал.

Мальчик затравленно озирался на людей, на белый чистый потолок, на занавески в раскрытых окнах. Грязными руками он крепко держал

холщовую сумку, перекинутую через плечо. Его привели на кухню, усадили за стол.

— Как тебя зовут?— спросил товарищ Вахтанг.

— Яшка,— ответил мальчик, с трудом отводя глаза от огромной кастрюли, стоящей на плите.

— Куда же ты держишь путь?

— В Ростов, матку искать.

Он мучительно сглотнул слюну, дернув кадыком на худенькой шее. Товарищ Вахтанг выразительно взглянул на ребят.

— Щи остались с обеда,— сказал Калита,— сейчас разогреем.

— Кормите,— приказал товарищ Вахтанг,— потом будем решать, что и как.

Через пять минут Яшка, захлебываясь, ел

щи, а Зорин довольно щурился и покачивал рыжей головой. Товарищ Вахтанг и прибежавшая «Шейте-сами» вполголоса разговаривали в коридоре. Лазарев, заглядывая в кухню, ревниво вздыхал, но Зорин равнодушно не замечал его.

Незаметно прошли три недели. Яшкин приход перестал быть событием. Яшка прижился и как-то незаметно стал своим. В Ростов послали запрос об его матери. Ответ ждали с нетерпением все, а в это время обычная, налаженная жизнь продолжалась... Впрочем, каждый день приносил что-то новое.

Как-то вечером Бушуев выкрасил табуретки. Всю ночь они сохли во дворе, а утром привели всех в изумление. Саша выставил товар лицом: дюжину табуреток в шеренгу, и это стало похоже на радугу! Табуретки были выкрашены разной краской, краски лежали причудливыми линиями, создавали невиданные узоры, переплетались. Все это играло и веселило душу. Саша сделал это просто так, машинально, и теперь был несколько растерян вниманием, которым ребята наградили его работу. Явился товарищ Вахтанг. Он медленно, заложив руки за спину, прошелся вдоль ярмарочного великолепия Бу-шуева. Потом остановился и долго покачивал головой, щуря веселые глаза.

— Ма-ла-дец!— наконец сказал он,— это потрясает... Слушай, кацо, у тебя превосходное чувство цветовой гармонии.

Саша смутился и молча пожал плечами.

— Тебе надо попробовать писать красками!—

решительно сказал товарищ Вахтанг,— сегодня же я тебе их достану!

молчании. И только у вражеского берега сделать поворот к Берлину.

И вот наступил этот самый для меня памятный день войны— 7 августа 1941 года. Вечером двенадцать дальних бомбардировщиков поднялись в воздух. Я был в экипаже командира полка Преображенского стрелком-радистом.

Томительно тянулось время. Штурманы до боли в глазах всматривались в ночную Балтику. Наконец снизу, из волн, ударил луч прожектора. Именно в этой точке нам надо было делать крутой вираж. Если бы не храбрые моряки, всплывшие на подводной лодке, нам бы такого точного поворота не совершить.

Мы летели над территорией врага и ни один истребитель не поднялся нам навстречу. Ни одна зенитка не выстрелила. А при подходе к столице

фашистов мы увидели море огней. Нашего появления здесь не ждали. Еще бы, ведь сам министр пропаганды Геббельс уверял, что ни одна бомба с советского самолета не упадет на рейх.

Вот он — Берлин. Отсюда к нам пришла война. Отсюда отдавались приказы бомбить наши города, расстреливать детей, стариков, женщин. Ложимся на боевой курс. Цель— один из берлинских вокзалов, откуда отправляются на восток эшелоны с техникой и войсками. Штурман Хохлов открыл бомбовые люки. Знакомый запах сработавших пиропатронов — бомбы ушли на цель. Вскоре в районе цели вспыхивают мощные огненно-красные очаги взрывов. Слышу голос командира: «Передавай! Мое место — Берлин. Задачу выполнил. Возвращаюсь на базу».

л

Владимир Макарович КРОТЕНКО воевал в 1-м минно-торпедном полку ВВС Краснознаменного Балтийского флота стрелком-радистом.

15

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?