Костёр 1987-09, страница 44

Костёр 1987-09, страница 44

Западной Сибири). А чтобы добраться до Петербурга, до университета, пришлось проделать путь в три тысячи верст. И это «сибирское» широкое ощущение пространства передалось и героям книжки. 4

Сибирские впечатления чувствуются во всем

в детстве на базарах Омска видел мальчик Ершов диковинных двугорбых животных, на них привозили сюда свои экзотические товары восточные купцы. Может быть, поэтому помощник Иванушки стал таким — «на спине с двумя горбами». Не с сибирских ли базаров и огненный блеск пера жар-птицы — это отсвет тех павлиньих перьев, которыми украшали свои чалмы чужеземцы.

И в то же время эта необъятная, полная чудес страна была местом неограниченной власти и злоупотреблений царских чиновников. «В Сибири жить холодно, да служить тепло»— вот как говорили тогда. И если в других областях России крестьяне еще могли мечтать о «добром царе», который защитит их от «злого» барина, то уж только не здесь. Живы были и отзвуки Пугачевского восстания. Кого бы ни встречал на своем пути будущий писатель — купцов, мастеровых, охотников, казаков, ямщиков — ни в ком не было особенного уважения, ни тем более любви к царской власти.

Кстати, о царе — это, без сомнения, один из самых ярких образов в книге. Этот вздорный старикашка (да и лентяй к тому же редкий — на про

тяжении всей сказки он неизменно лежит в кровати) требует от своих слуг полной приниженности. Вот, например, главный Иванушкин «супостат»— «хитрый спальник» только таким образом смеет приблизиться к царю:

Скорчась обручем таловым, Ко кровати подошел, Подал клад — и снова в пол.

Так Ершов описывает всех своих героев — он

не тратит слов на долгие объяснения, на описание черт характера, два-три слова: что сказал, как повернулся — перед нами законченный образ. Не хуже удаются ему массовые сцены, вот, например, базар, идет бойкая торговля:

Эй, честные господа,

К нам пожалуйте, сюда!

Как у нас ли, тары-бары,

Всяки разные товары!

Внезапно в толпу врезаются стражники, они разгоняют народ:

Эй вы, черти босоноги!

Прочь с дороги! Прочь с дороги!

Всю эту картину видишь явственно, почти как на экране.

Народ полюбил сказку Ершова. При жизни автора «Конек-горбунок» выходил семь раз — торговали им и на ярмарках, разносили его по деревням офени-книгоноши.

Сколько же времени будет лететь над миром Иванушка на своем верном коньке? «Конек-горбунок» будет жить, пока русское слово будет находить отголосок в русской душе»— так писал сам Ершов, и оказался прав.

Е. ПЕРЕХВЛЛЬСКАЯ

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?