Костёр 1987-11, страница 39




Костёр 1987-11, страница 39

на адрес Игнатьевых, а к торговцу Пильцу. Его лавка находилась на перекрестке дорог.

Второй раз я приехал в Ахи-Ярви вместе с дядей, Михаилом Михайловичем. Нас пригласила в эту поездку Татьяна Михайловна Емельянова — заместитель директора Музея Великой Октябрьской социалистической революции. Она была большим энтузиастом поисков историко-револ ю-ционных документов и очень надеялась, что на участке Ахи-Ярви удастся что-нибудь отыскать для музея. Но обнаружить тогда ничего не удалось.

— Теперь последний вопрос. Ваш отец — Александр Михайлович Игнатьев — был членом Боевой технической группы при ЦК РСДРП. Что вы можете рассказать о его революционной деятельности в

1905—1907 годах?

— Как вспоминал мой отец, его работу облегчало то обстоятельство, что он хорошо знал местные условия, имел знакомства среди хозяев хуторов и простых крестьян, полицейских и служащих железнодорожных станций.

Николай Евгеньевич Буренин, соратник отца по Боевой технической группе, писал, что А. М. Игнатьев получил полное согласие на использование Ахи-Ярви от Центрального Комитета партии и лично Владимира Ильича Ленина.

Работа отца в Ахи-Ярви велась главным образом в двух направлениях. Он ведал добычей, хранением и транспортировкой оружия. Кроме того, организовал химическую группу, добывал взрывчатые материалы, руководил изготовлением, хранением и перевозкой бомб. К участию в транспортировке оружия и взрывчатых веществ он привлек много молодежи, рабочих, студентов и курсисток.

#

Грузы с оружием поступали на станцию Райвола, откуда на лошади отвозились в имение. Потом мелкими партиями его переправляли ближе к границе, на железнодорожные станции и в дачные поселки. Разными путями и способами

оружие доставляли в Петербург.

А сейчас я хочу привести небольшой отрывок из воспоминаний отца, который должен вас заинтересовать: «За все время моей работы не было серьезных провалов, которые бы отразились на деятельности Боевой группы...

Во многих глухих местах имения и в лесу, еще готовясь к приему оружия с парохода «Джон Графтон», были вырыты глубокие ямы, кругом повалены деревья, чтобы затруднить подход к ним. В них и были опущены ящики с оружием и патронами и разные другие материалы... Сверху все это было закрыто досками, завалено землей, заложено сверху дерном, посажены елки, некоторые из которых принялись...»

Хочу еще добавить к воспоминаниям моего отца. Как мне известно, однажды при подходе к имению возникла неожиданная опасность. И тогда оружие, запакованное в каучуковые, как тогда говорили, или резиновые мешки опустили в озеро. Но не в большое Ахи-Ярви, а в маленькое, с островком посередине.

И — последнее. Вы, конечно, знаете, что в разные годы пионеры, журналисты, ученые-историки предпринимали попытки найти спрятанное революционерами оружие, партийные документы и другие предметы. К сожалению, все эти попытки окончились безрезультатно. Надо ли говорить, что в год семидесятилетия Великой Октябрьской социалистической революции экспедиция следопытов «Костра» мне представляется очень важной и нужной. С нетерпением жду вестей от участников экспедиции. Салют следопытам!

Записал Г. С. УСЫСКИН, кандидат исторических наук

КОСТЕР

От редакции: Рассказ наших специальных корреспондентов о всесоюзной экспедиции следопытов «Костра» будет напечатан в первых номерах будущего года.

ЭКСПЕДИЦИЯ ВСЕСОЮЗНОГО ШТАБА КРАСНЫХ СЛЕДОПЫТ

*

Ленинград Выборге Ахи-Ярв

7-19. 1987

Значок и нарукавный шеврон участников экспедиции журнала «Костер»



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?