Костёр 1988-08, страница 10

Костёр 1988-08, страница 10

рекапывать газоны. Вовка, правда, никогда раньше на воскресники не ходил.

— Была нужда! — говорил он. И даже еще хуже: — Дураков работа любит!

Ребята из его класса обижались на такие слова и Вовку не уважали.

А в этом году он прибежал во двор школы раньше всех.

— Однако! — сказал директор школы, не веря своим глазам. Он знал всех выдающихся учеников в лицо. И прекрасно помнил, что Вовку отклеить от дивана, да еще в воскресный день, невозможно.— Однако! — повторил он, когда увидел, как яростно Вовка принялся сгребать мусор, подметать тротуар и в отчаянном одиночестве перекапывать газон. Вовка даже пытался носилки с мусором таскать. Но в одиночку это у него не получилось.

Одним словом, когда ребята из Вовкиного класса собрались в полном составе, он уже половину приготовленной для них работы сделал один. Но ребята в Вовкином классе подобрались, оказывается, будь здоров! Вовка даже не ожидал, что в его классе все такие работящие.

Они сначала поорали на Вовку, что он их работу сделал, а потом как начали сами работать! Да как начали нормы перевыполнять.

— Однако! — сказал директор при подведении итогов. По всему выходило, что Вовкин класс завоевал переходящий вымпел воскресника. И теперь он целый год будет храниться у них в пионерском отряде.

— А на будущем воскреснике,— решили ребята,— мы еще лучше будем работать! Потому что за год мы как следует подрастем и сильно возмужаем!

Директор пожелал ребятам успехов, а вымпел вручил не старосте и не председателю совета отряда, и даже не классному руководителю,— но Вовке. И еще сказал, что Вовка проявил трудовой энтузиазм! Все, конечно, с ним согласились. Все же видели, что Вовка больше всех работал.

Счастливый возвращался Вовка домой! Первый раз его похвалили вот так, на общешкольной линейке. Он понимал, что это — слава! Пусть небольшая., пусть всего-навсего школьных размеров, но все же слава. Честно заработанная и потому самая прочная.

На улицах, по которым шагал Вовка, вовсю шла работа. Во дворах и на газонах копошился стар и млад. И у всех на лацканах рабочих курток и ватников пламенели маленькие вымпелы. Совсем такие, как тот большой, который Вовка со своим классом заработали.

От костров, где горел мусор и прошлогодние листья, шел замечательный сизый дымок, из репродукторов, установленных на стенах домов, грохотали такие марши и песни, что Вовка шел, невольно печатая шаг, как на параде. От музыки, от весеннего воздуха, оттого, что силой налились натруженные руки, он даже на минуту позабыл про бобермана. И только когда у своего дома увидел плотную толпу, привычно обмер:

— Опять Георгин что-то натворил!

И верно, причиной этого сборища был Георгин.

Он торчал в раскрытом окне Вовкиной квартиры. В том, рядом с которым был репродуктор.

Неизвестно, как боберман сумел открыть наглухо задраенные шпингалеты, но только окно было распахнуто настежь. Тюлевые занавески, будто легкие крылья театрального занавеса, взмывали над вдохновенной мордой стюдебеккера.

К своему удивлению, Вовка не услышал привычных милицейских трелей, визгливой ругани жильцов или пожарной сирены. Толпа, собравшаяся под окнами, стояла молча и внимательно слушала Георгина.

А боберман пел. Широкая мелодия народных инструментов лилась из репродуктора, а стюде-беккер так талантливо завывал, что казалось — он известный, знаменитый солист, а огромный заслуженный ансамбль только аккомпанирует ему.

«Всю-то я Вселенную проехал!

Нигде милой не нашел...»

— стройно выводили балалайки, и стюдебеккер, старательно вытягивая шею, закатив глаза, вдохновенно мотая башкой, тоже вел мелодию:

«

«Я в Россию возвратился!

Сердцу слышится привет!»

— Во дает! — услышал Вовка почтительный шепот за своей спиной.— Второй час исполняет!

— Это что! — поддержал другой слушатель.— С утра романсы Чайковского передавали — так он их так разуделал, почище филармонии!

— Уникальная собака!

— Феномен!

Дружные аплодисменты потрясли улицу, когда репродуктор, а с ним и Георгин замолчали.

— Да! — сказал старичок в пупырчатой кепке.— Ведь как поет, сукин сын! За душу берет! Только что слов не выговаривает.

— Действительно!

— Вот именно! — раздавались голоса.

— Чья это удивительная собака?

Вовку кинуло в жар. Он понял, что слава — огромная, о которой он мог только мечтать всего несколько месяцев назад, теперь сама идет к нему навстречу. Но сегодня ему почему-то совсем не хотелось хвастаться. Больше того, он даже смутился: ведь это Георгин пел, а не Вовка, и никакой Вовкиной заслуги в этом, на первый взгляд, не было. Поэтому он ничего не сказал, а только покраснел от удовольствия.

И тут Георгин, который тоже весь светился от радости, разглядел Вовку в толпе. Он залился, заметался на подоконнике, и, наконец, глядя на хозяина с невыразимой нежностью,, сказал:

— Вво-вва! Ввво-вва!

— Разговаривает! — ахнул народ.

Все оглянулись и посмотрели на Вовку.

— Вас э... что же... действительно Вовой зовут?! — спросил профессор.

— Да! — сказал Вовка, чувствуя, что уши у него горят, как огни на Ростральных колоннах.

— Говорящая собака! — выдохнула потрясенная толпа.

— Вво-вва! Ввво-вва! — изнемогая от любви, простонал стюдебеккер.

— Да! — сказал Вовка.— Это моя собака!

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?