Костёр 1991-09, страница 11

Костёр 1991-09, страница 11

Я тогда был свободен от вахты и коротал время в каюте нашего врача — тесной вонючей каморке, единственная свеча в которой из-за недостатка воздуха едва теплилась голубоватым пламенем. Но Старику Бахусу все было нипочем. На самом деле нашего костоправа звали Томас Хагган, и это

О

же имя значилось в судовой роли, но иначе как Старик Бахус его никто не величал. Под мухой он находился постоянно, а добавив порой стаканчик бренди или глоток грога к регулярно принимаемой порции спиртного, имел обыкновение вставать во весь рост, закладывать руку между третьей и четвертой пуговицами жилета и с комичной серьезностью декламировать стихотворение о Бахусе — поэтому-то его так и прозвали. Одноногий, багроволицый, с белоснежными волосами и дерзкими голубыми глазами, старик Бахус являл собой пример типичного корабельного врача. Он плавал столь давно, что с трудом мог вспомнить время, когда жил на берегу, и со страхом ждал предстоящей отставки. Нежнейшей отбивной он предпочитал солонину и как-то раз признался мне, что совершенно не может спать в обычной кровати. Левую ногу ему оторвало пушечным ядром в бою с корсарским кораблем Пола Джонса.

В дружках у Старика Бахуса ходили ботаник Нельсон и канонир Пековер. Обязанности кано- Щ нира, достаточно обременительные на военном корабле, у нас на судне были совсем несложными, и Пековер — весельчак, не дурак выпить и затянуть песню — мог достаточно времени уделять своим друзьям. Мистер Нельсон, спокойный ЯР седоватый пожилой человек, неутомимо занимал-

I

%

. я • 1

-ЯР

ся изучением растении, однако, казалось, с удо- | вольствием наведывался к врачу и при случае рас-

it-j.

ш

ы"НИ.

. .1.

сказывал занимательные истории.

В тот вечер я сидел на одном из винных бочонков, на другом оплывала горевшая голубоватым пламенем свеча, а Бахус и Нельсон расположились на кровати. Каждый из них держал в руках оловянную кружку с флипом — напитком из пива, крепко приправленного ромом. Корабль, сильно кренясь, шел левым галсом, и время от времени бочонок норовил выскользнуть из-под меня, однако сидевшие напротив и усом не вели.

— Отличный парень этот Перселл, — заметил врач, с восхищением оглядывая свою новую деревянную ногу, — лучшего корабельного плотника и не сыщешь! Моя старая нога была страш- s но неудобная, а эта — будто настоящая. За здоровье мистера Перселла! — он отхлебнул из кружки и причмокнул. — Повезло нам, Нельсон! Слу- Щ

Я.:-V -.к

Г-г*?]

Ш

чись что с одной из ваших подпорок, я отпилю вам старую ногу, а Перселл сделает новую — лучше прежней!

— Вы очень добры, — улыбнулся Нельсон, —

но, надеюсь, мне не придется вас затруднять.

— Да и я надеюсь, старина! Но ампутации бояться не надо. Пинта рома, хорошо отточенная бритва, поперечная пила — и вы даже не заметите, как я отрежу вам ногу. Мне это сделал американский врач на корабле Пола Джонса. По- SHH дождите-ка: было это, кажется, в семьдесят вось-

Г л

ir

I

гДМ

НУг V

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?