Пионер 1956-03, страница 24

Пионер 1956-03, страница 24

мо-невидимо. Работали до темноты. А когда- она уже совсем сгустилась, решили завтра привести, сюда ещё мальчиков. Договорились рассказать о своей находке Пете Булпе, Мите Кожокарю и Жоре Iipa-чуну. Выбрали самых стоящих: чтобы были и не болтунами и вместе с тем не рохлями. Мало ли что нашли! А может быть, это только кажется, что кости древние. Ведь тогда насмешкам конца не будет. Нет, надо выбирать только надёжных друзей.

Назавтра ребята осмотрели в обрыве все щели, обшарили все гнёзда. И оказались правы. Не тем, конечно, что внесли переполох в мирную птичью жизнь, а тем, что иначе не сделали бы самой важном находки. За одним гнездом, которое было на высоте двух человеческих ростов, обнаружили вещь необычайную, никогда прежде ребятамп не виданную,— каменный топор. Да, у него всё было, как у топора: и лезвие и отверстие для топорища,— но он был каменный.

Пятеро начинающих археологов торжественно отправились к Ивану Афанасьевичу Мельнику, учителю истории. Кто, как не он, скажет им точно, что это такое?!

Но ещё до того, как Иван Афанасьевич ответил что-нибудь определённое,— по одному тому, как любовно и бережно погладил он принесённый ими кусок камня, ребята поняли, что старались не зря и пришли к Ивану Афанасьевичу не с пустяком. Камень действительно оказался топором древнего обитателя Молдавии — человека каменного века... Так всё пачалось.

НАХОДКИ И ОТКРЫТИЯ

тех пор прошло больше трёх лет.

Чего-чего теперь только нет в просторном зале 22-й школы, расположенной у конечной остановки трамвая — у так называемой Скулянской Рогатки. Все стены зала заняты стендами с находками школьников.

Здесь и позвонки рыбы давно исчезнувшей породы, и обломки глиняной посуды, в которой варили себе пищу скифы, и штык суворовского солдата, и более тысячи всяких других предметов старины. Каждый экспонат заботливо прикреплён проволочкой к стенду, около каждого наклейка с кратким описанием, что это такое, к какому времени относится и кем и когда найдено.

Настоящий историко-краеведческий музей!

Благодатная земля Молдавии — кладезь для археолога, даже и для юного. Кладезь потому, что с незапамятных времён её населяли люди, которым она сторицей воздавала за труд. Обильным соком наливались здесь гроздья винограда, низко гнулись отягощенные плодами ветви деревьев, буйно вызре

22

вали зерновые. Реки здесь были рыбными, травы — с,очными, леса кишели дикими зверями и птицей. Никогда не пустовала эта земля, и на каждом клочке её оставляли свои следы населявшие сё народы.

Сплошь и рядом эти памятки выходят на поверхность земли: то весенний поток размоет овраг и вынесет наружу каменное скребло первобытного человека, то древняя римская монета вывалится из какого-нибудь тайника, то звякнет о бронзовый меч скифа .лемех плуга... Надо только уметь видеть и хотеть наблюдать.

Едва Иван Афанасьевич подтвердил, что ребята действительно нашли топор человека каменного века, археологический зуд овладел всей школой.

Исторический кружок существовал и раньше. В нём делали доклады, ремонтировали износившиеся'географические карты, которыми пользовались на уроках, подбирали художественную литературу к определённым историческим темам. Но разве всё это может сравниться с тем, что ты сам отправляешься на поиски археологических древностей? В особенности, когда Иван Афанасьевич сказал, что и он теперь пойдёт со всеми.

Первым делом пошли к обрыву Кости Руссу. Взяли, как полагается, рюкзаки, лопаты; у кого дома были лупы — и лупы с собой прихватили. Провозились там весь выходной день.

И хоть бы кто устал за этот день! Никто!

Сообщили о находке и настоящим археологам — в филиал Академии наук СССР.

Учёные от души поблагодарили: оказалось, они ничего не знали об этом обрыве. Правда, тут же предупредили: «Если заметите что-нибудь интересное, сами не копайте, сообщайте нам. Потому что если копать без достаточного умения, то можно безвозвратно испортить находку. Но разыскивать следы исторических памятников или подбирать вещи, лежащие прямо на земле,— это сколько угодно. Только спасибо вам скажем».

После этого — что ни день — ребята начали приносить Ивану Афанасьевичу новые и новые находки.

— Посмотрите, Иван Афанасьевич, что я нашла! Интересная монета?

— А где ты нашла её? Что-то не видно по ней, чтобы она в земле лежала.

— А я не в земле. Я у бабушки в шкатулке ее отыскала. Бабушка говорила, что когда она была молодая — ещё только замуж выходила,— ей эту монету по наследству дала её бабушка. Ну, я и подумала: какая разница, где найти? Важно, что старинная!

Неправильно было смеяться и над такими «находками». Иван Афанасьевич взял монету на урок, дал подержать её всем и рассказал её историю. Монета была турецкой и повествовала, что совсем пс так давно Молдавия задыхалась под турецким игом.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?