Пионер 1988-11, страница 40

Пионер 1988-11, страница 40

Розалинда увидела многоэтажное здание своей гостиницы и спросила:

— Можно мне выйти?

Таксист нажал на тормоза.

— Не останавливаться! — закричал Игорь Иванович солдатским голосом. Они уйдут!

Розалинда и таксист подняли брови в удивлении.

— Послушайте,- сказал таксист,— я горжусь своей профессией. И вовсе не хочу быть замешанным в грязном деле.

А вы ни в чем и не будете замешаны,— сказал Игорь Иванович.— Вам просто нужно ехать за этой красной «сузуки». Я все оплачу.

Он украдкой взглянул па счетчик и вытащил кошелек, чтобы посмотреть, сколько у него осталось жевенских франков. Франков было немного.

Они пересекли черту города и какое-то время ехали по шоссе, которое извивалось по дну долины между двумя горами.

Потом они увидели предупредительный знак «Конец шоссе. Осторожно! Берегитесь встречных машин!» и выехали на второстепенную сельскую дорогу. Сначала она постепенно шла вверх вдоль пастбищ и фермерских полей, потом резко изменилась, превращаясь в извилистую горную дорогу-серпантин.

Игорь Иванович еще раз посмотрел на счетчик и вздохнул:

Послушайте... А что если я вам скажу, кто я. Как меня зовут, кем я работаю, где проживаю... А?

Шофер не отрывался от руля и от дороги, но весь превратился во внимание.

— Зовут меня Игорь Иванович Жувачкин, я — корреспондент, журналист. Здесь на фестивале я руковожу советской делегацией...

— ...И у меня больше нет денег,— продолжил его слова таксист, который тоже не вчера родился на свет.

До этого места я могу заплатить,— сказал Игорь Иванович.— Сейчас могу, а остальные деньги вы получите завтра от нашей делегации. Мы, русские, к таким делам относимся очень серьезно. У нас порядки строгие.

— Мы, таксисты, к таким делам тоже относимся очень серьезно. И у нас в фирме тоже порядки строгие.

Машина остановилась, и водитель попросил рассчитаться.

«Мерседес» уехал, а «сузуки», как красный жучок, ползла дальше вверх. Иногда она полностью исчезала в зеленых клубах деревьев, потом вдруг неожиданно появлялась в одной из прогалин серпантина.

Розалинду знобило, несмотря на теплое солнце. Это был еще момент, когда реальное и нереальное переплелись в один клубок. В Жевене это часто бывает.

Русский руководитель делегации положил ей руку на плечо.

— Извини, я должен тебе все объяснить, сказал он серьезно.— Давай сядем и поговорим.

Розалинда села на траву у края дороги. Ей сразу стало легче. От Аренда она бы услышала совсем другие слова. Она спокойно сидела и ждала, что скажет этот русский.

— Ты только не бойся,— сказал он, и она сразу начала бояться.— Мне теперь совершенно ясно: Лешу Измайлова похитили.

Розалинда перестала бояться и вытаращила глаза.

— В этом деле замешан человек в красной «сузуки». Извини, что так получилось.

— А как они его похитили? Ведь он все время был в номере!

Заманили. Нашли хороший предлог, чтобы уговорить его пойти с ними. Он был легкой добычей. Соблазнить его ничего не стоило.

А чековая книжка?

— Это псе неправда. Я о ней специально заговорил, чтобы тот человек из штабного номера выдал себя.

Он рассказал Розалинде о подслушивающем устройстве «беби-спай», которое было спрятано за портретом.

— Почему же вы не сообщили в полицию? — спросила Розалинда.

Не успел, - ответил Игорь Иванович.— Надо было за ним бежать.

Он показал на гору, в ту сторону, в которой скрылась машина.

А если мы поднимемся в гору и поищем его там,— предложила Розалинда.

— Кого?

Лешу... «Сузуки».

Игорь Иванович с удивлением посмотрел на голландскую девочку:

— Не испугаешься?

А что здесь такого страшного? Мы ведь просто гуляем и все.

Пойдем,— сказал Игорь Иванович радостно и протянул девочке руку.

Страх Розалинды совсем прошел. Прогулка с русским руководителем делегации была для нее настоящим БОЛЬШИМ приключением. Это было куда приятнее, чем готовить, стричь, одевать кукол или вылавливать из воды учебных бабушек и дедушек.

Наконец они вошли в деревню. Ничего себе в деревню. Это только так называлось «деревня», а в самом деле вокруг стояли двухэтажные каменные дома с красными черепичными крышами. Большие окна, дорожки, розы.

Игорь Иванович начал здороваться с каждым встречным. Некоторые прохожие отвечали на его вежливые приветствия, но большинство так и проходило мимо с каменными лицами.

— У нас в деревне обычно приветствуют старших,— объяснил Игорь Иванович.— Люди здороваются.

И Розалинда представила себе 280 миллионов улыбающихся, здоровающихся, кивающих головами русских.

Пить хочется,— сказала Розалинда.

- И мне,— ответил Игорь Иванович.- Может, пойдем попросим?

Он указал на отдельную ферму на выходе из деревни.

Розалинде это показалось диким.

Нет, нельзя! — Они ведь не были бродягами. НИ она, ни Игорь Иванович. У нас так не делают.

— А что вы делаете, если вдруг сильно хочется пить?

— Мы идем в мотель. Или в кафе.

Но здесь не было ни мотеля, ни кафе, ни денег. Даже не было вездесущих представителей фирмы «Фрешель» с их вездесущим лимонадом. Была только жажда.

Может, вернемся? — спросил Игорь Иванович, чувствуя себя все менее уютно на незнакомой, почти неведомой дороге. И еще он переживал за девочку. «Да, подумал он. Теперь паника в двух делегациях».

©

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?