Пионер 1993-10, страница 8

Пионер 1993-10, страница 8

ft

w

осколки одной жизни

Хэди Фрид — 69 лет. Она живет в Стокгольме, работает в психологической службе центра для бывших узников концлагерей. Мало осталось в живых людей, прошедших во время второй мировой войны через ужасы Освенцима, Дахау, Треблинки и других фашистских лагерей смерти.

Хэди Фрид очутилась в Освенциме в ночь на 17 мая 1944 года и встретила там свой двадцатый день рождения. Она потеряла в лагере отца, мать и многих друзей из их родного местечка Си-гет, в Румынии, откуда всех местных евреев и отправили в лагерь уничтожения. Хэди сумела выжить в аду Освенцима, пройти через унижения, побои, болезни. Ее и других девушек освободили английские солдаты 15 апреля 1945 года.

«Я умерла в ту ночь 17 мая 1944 года, когда мы прибыли в Освенцим. Но теперь я опять живу. Мне дана вторая жизнь. С этих пор я буду праздновать день своего рождения 15 апреля. Кто знает, какое будущее меня ждет? Что бы ни случилось, я буду уже другим человеком, в котором не осталось ничего от девушки, родившейся в один июньский день 1924 года в Си-гете». Это строки из документальной книги Хэди Фрид «Осколки одной жизни. Дорога в Освенцим и обратно», которую она написала спустя сорок лет после освобождения.

— Я решила написать книгу, чтобы мои дети и мои внуки, и не только мои дети и внуки, чтобы евреи и не только евреи, знали о том ужасе, который нам пришлось пережить,— говорит Хэди Фрид.— Понадобилось 40 лет, чтобы я поняла, что являюсь сви

детелем и обязана поведать о пережитом, хотя я и не писательница. Нас так мало, оставшихся в живых. Мы должны рассказать о том бесчеловечном деянии, которое было совершено в двадцатом столетии. Это не должно быть забыто и не должно никогда повториться.

Я все помню, но почти не знаю, как это ощущалось. Я помню, что было больно, но не могу восстановить само ощущение боли. Я помню свой нарыв на ноге. Я помню, как стыдилась своей наготы. Я помню минуты прощания. Я помню почти все, но память ослабевает. И если я сама могу забыть такое, то что же говорить о тех, кто этого не пережил? А будущие поколения, смогут ли они понять?

Хэди Фрид не пугает историей своей жизни. Она просто рассказывает о собственной юности, пришедшейся на сороковые годы нашего столетия. Ее воля, собранность, выносливость помогли ей выжить в Освенциме, оправиться от перенесенного после освобождения, освоиться в Швеции, куда ее отправили после лагеря, закончить психологический факультет университета, воспитать трех детей, открыть реабилитационный центр для узников концлагерей.

Испытав, что такое несвобода, Хэди Фрид не побоялась в 1979 году начать работать в шведской организации «За свободную науку», которая занималась помощью советским ученым.

— Когда я впервые приехала в Москву в 1979 году,— рассказывает Хэди,— я помню, что на улицах практически никто не улыбался. Я встречалась с московскими учеными, чтобы пере

дать им письма от коллег с Запада, научные журналы, какие-то мелочи. Я боялась КГБ — не из-за себя, а из-за советских друзей, у которых могли быть большие неприятности из-за связей с иностранкой. Я никогда не ездила на такси — ведь могли подставить машину с водителем из КГБ. У меня был компас и карта. Я ездила на метро или шла пешком, по компасу...

Хэди Фрид приезжала в Советский Союз и осуществляла связь с учеными в Москве, Тбилиси, Алма-Ате и других городах до тех пор, пока советские власти не отказали ей во въездной визе в 1982 году. Милая, обаятельная, тихая Хэди становилась опасной...

И вот спустя одиннадцать лет Хэди Фрид снова приехала в Москву. Времена изменились, и она счастлива, что здесь теперь больше улыбаются да еще смогли перевести на русский язык и издать ее книгу. Благодаря шведскому благотворительному фонду книга в России продается всего за 20 рублей. А неутомимая Хэди встречается с людьми, пережившими ужасы второй мировой, и с их внуками, и с внуками тех, кто никогда не был ни на фронте, ни в концлагере, чтобы говорить о войне и не дать ее забыть.

— Если мы не будем говорить о войне и ее кошмарных последствиях, война может повториться,— говорит Хэди Фрид.— Может быть, кто-то считает, что война — это игра или бизнес на продаже оружия... Все должны знать: война — это боль и смерть. И не забывать про это никогда.

А. НЕЧКИНА

8

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?