Техника - молодёжи 1938-05, страница 5

Техника - молодёжи 1938-05, страница 5

факт дает уверенность, что и в будущем можно будет организовать систематические дрейфы на льди-нах и даже /на кораблях.

Путь, по которому двигалась плзваюш.ш лаборатория папанинцев, был нанесен на карты благодаря точным определениям координат дрейфующей льдины. Папанинцы все время точно определяли, где они находятся, т. е. широту и долготу.

Долготу и широту определяют при помощи специального прибора—> теодолита. Главный астроном дрейфующей научной станции Евгений Федоров должен был каждый раз дважды измерять высоту солнца с промежутками в несколько часов. Его теодолит всегда стоял наготове, покрытый чехлом. Вот небольшой прорыв в облаках: глянуло солнце. Федоров спешит к теодолиту и быстро измеряет высоту солнца над горизонтом. Затем, пользуясь различными номограммами, он вычисляет координаты.

В начале октября пришла полярная ночь, солнце надолго скрылось за горизонтом. Теперь координаты ладо было определять по звездам. И это давалось нелегко. На полюсе звездное небо выглядит совсем иначе, чем в привычных

нам широтах. Полярная звезда там, например, стояла почти над головой. Поймать ее, прицеливаясь трубой теодолита, было невозможно. Так же трудно было находить и другие, наиболее удобные для определения звезды, так как стояли они очень высоко. Потому и появились в папанинском дневнике такие записи: «6 октября. Женя всю ночь ловил звезду, чтобы завтра дать точные координаты нашей льдины».

За девять месяцев дрейфа были проделаны 534 серии астрономических измерений. Эти измерения дали 143 точки на географической карте. Так была нанесена та чер

ная жирная линия исторического дрейфа, которую сейчас с глубочайшим почтением и интересом рассматривают миллионы людей во всех странах земного шара. Так каждое научное наблюдение дрейфующей станции получило свой точный адрес.

Плавающая лаборатория папанинцав регулярно передавала на Боль-» Шую землю перемену своего адреса: новые координаты, сводки о погоде, научные данные. Вот сидит лучший полярный радист Эрнст Кренкель в своем снежном радиодО-мике и стучит телеграфным ключом. И в эфир бегут волны, бегут точки и тире, которые превращаются на радиостанциях материка в слова и цифры. И. Д. Па

Четыре раза в день получала Большая земля метеорологические сводки папанинцев. На дрейфующей льдине — целая метеорологическая станция. Максимальнее и минимальные тер-• мометръ; и гмечают колебания | температуры воздуха, два ба-рометра-анёройда показывают давление; психрометрическая ' пара летом, а волосной гигрометр зимой следят за влаж-ж ностью воздуха; анемометр к I вращением своих лопастей показывает скорость ветра; анемограф непрерывно записывает силу ветра; автоматические приборы чертят кривые, показывающие изменения температуры и влажности...

Метеорологические сводки с Северного полюса, передававшиеся на материк, восполнили огромный пробел в картах погоды. Они дали синоптикам всего мира возможность делать долгосрочные прогнозы погоды, предсказывать ее значительно точнее.

Огромную роль сыграла дрейфующая станция в исторических перелетах Чкалова и Громова в Америку через Северный полюс. Для успешного осуществления этих замечательных перелетов, разумеется, надо было знать условия погоды в центре Арктики. Это и сделала дрейфующая станция папанинцев. . Кренкель поддерживал радиосвязь с самолетом Чкалова. Через каждые три часа Федоров давал метеорологические сводки на борт самолета. И Чкалов пролетел точно над самой станцией «Северный полюс», только густая облачность помешала героям льдов и героям

анин, Э. Т. Кренкель и П. П. Ширшов з| ■аботой на дрейфующей льдине.

воздуха увидеть друг друга. Во как описывает этот замечательны* день в своем дневнике Папанин «19 июня. Эрнст безотрывно дежу рил, следил за полетом Чкалова Вбежал в палатку и сказал, чт( Чкалов на полпути от острова Ру дольфа. к нам. Вскоре я ясно услы шал шум самолетного мотора «Самолет!» закричал я и| выскочи, из камбуза. Но самолета не был< видно, его закрывала сильна облачность...»

Точно так же блестяще был об служен папанинцами и переле Громова. И с полным правом за нес Папанин в свой дневник еле дующие знаменательные слова «16 июля. Узнали, что наши метео сводки помогли Громову в его пе релете, — очень рады. Теперь на пе рекрестке всех меридианов совет ский светофор открыт!»

Много ложных и кабинетны? представлений о Северном полюс* опровергли научные исследованш папанинцев. Так, например, счита лось, что Центральный лолярньц бассейн крайне беден органическо* жизнью. Даже такой крупный по лярный исследователь, как Фри тьоф Нансен, высказывал предпоЛо жение о том, что в океане высоки? широт органическая жизнь очен! скудна. Он считал, что водные глу бины океана, прикрытые даже ле том толстым слоем льда, не полу чают света, который необходил для развития растительного морского мира, так называемого планк тона. А стало быть, должен отсутствовать и весь животный мир мо ря, который существует за счет растительного планктона. Следова

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?