Техника - молодёжи 1948-06, страница 33

Техника - молодёжи 1948-06, страница 33

Гасанов ее почтит не слышал, он был иоглрщен какими-то своими мыслями

— Ничего, ничего, — пробормотал он и молча усадил ее в машину.

— Ты остаешься? — спросила Сайда.

Гасанов кивнул. Загудел мотор. Зашелестели шины.

Машина исчезла за поворотом. Инженер посмотрел ей вслед, затем возвратился и нерешительно подошел к лестнице.

Мелькнул луч света на зеркальном стекле тяжелой двери. Быстрыми шагами вниз спускался Васильев.

Ибрагим выжидательно смотрел на него. Off колебался, не решаясь пойти навстречу... Наконец, словно повинуясь внутреннему порыву, Гасанов сделал несколько быстрых шагов вверх по лестнице и крепко сжал протянутую ему руку.

Вез стука вошел Васильев.

Васильев подошел к телефону. Сайда взглядом спросила директора, может ли она уйти. Тот разрешил. Рустамов проводил Сайду взглядом и остановился у окна>

Море было спокойно. Стоял один из тех редких вечеров, когда непостоянное, всегда взволнованное море отдыхало.

Железный частокол вышек поднимался из воды. Он напоминал Рустамову о непрестанной войне человека с природой. Далеко прячет она свои богатства, цепко держится за них. Тяжелых и упорных усилий стоит человеку борьба с ней, Томько сообща, только совместными усилиями достигается победа. Нельзя работать в одиночку. Васильев к Гасанов должны стать друзьями, товарищами в работе. Это их долг...

— Заключение министерства по поводу всплывающих цистерн Васильева,— сказал Агзев, когда Васильев вышел из кабинета, и протянул письмо Али. — Только сейчас я ему показывал.

Рустамов оторвался от своих мыслей и спросил, не смотря на письмо:

— Положительное?

— Нет, они считают, что этот способ нерационален, однако предлагают провести еще несколько испытаний для окончательного выяснения его практической пригодности: Но самое главное не это; в другом письме они спрашивают нас о результатах последней разведки. Что я нм отвечу?

— Подождать надо, — потирая висок, словно чувствуя головную боль, сказал Рустамов. — Васильев в последний раз шел на глубине в сто метров...

— А что нашел?

— Говорит, что ничего. — Рустамов пожал плечами.

— Понимаешь, 'Али, я н-икак ие могу поверить в то, что на этих глубинах под дном, нет нефти. Я привык верить геологам. Помню еще в 1937 году, будучи студентом, я случайно попал на 17-й международный конгресс геологов в Москве. Выступал товарищ Молотов. Он говорил, что у нас в стране «ценят геологию как великую иауку». Понимаешь — великую! — 'А гае в высоко поднял палец. — Видимо, васильевская разведка еще очень несовершенна... — Он повернулся к окну и, указывая на огйи дальних буровых, добавил: — Конечно, на небольших глубинах и Васильев находит, но зачем нужно городить такой ползучий корабль, если достаточно простых вышек?

— Что там еще во втором письме? — немного помолчав, спросил Рустамов. %

Гасанов подвел Васильева к парапету и начал чертить мелом на шершавом граните.

За ним почти вбежала Сайда.

Он, видимо, не совсем был согласен с мнением директора.

— Спрашивают, когда подводный дом будет предъявлен государственной комиссии. А что я им скажу?

Зазвонил телефон.

— Хорошо, докладывайте. — Агаев закрыл микрофон рукой и обратился к Рустамову: — Сейчас скажут, что обнаружили водолазы под водой у гасанов-ской вышки... Слушаю, —- снова сказал он в микрофон. — Правильно, вышка стоит в котловине... У места поломки нашли?.. Камень?.. Так, так, понятно.

Директор положил трубку:

— Слыхал?

— Непонятная случайность! — удивился Рустамов.

— Никакой случайности нет. Танк проходил ло верху котловины — это точно, потому что водолазы обнаружили там следы его гусениц. Он слегка задел за обломок скалы, который находился на краю котловины. Этот огромный камень сорвался вннз и, постепенно развивая скорость, ударился о трубу подводного основания.

Рустамов облегченно вздохнул.

Там начинается дружба

Гасанов и Сайда молча спускались по ступенькам из здания института.

— Я не права была, Ибрагим? — наконец не выдержала молчания Сайда.

Прохожим казалось, наверное, странным, что в этот поздний вечер, когда светит полная луна и волны скользят вдоль гранитного барьера набережной, по Приморскому бульвару бродят, взявшись за руки, два совсем серьезных инженера, из которых одному тридцать, а другому скоро сорок лет...

— Вы. меня простите, Александр Петрович, — взволнованно говорил Гасанов. — В цистернах-шарах, которые вы придумали, можно выбрасывать наверх небольшие количества добытой нефти для проверки дебита скважины, но для промышленной эксплоатации необходимо что-то другое.

— Вы правы, Ибрагим Аббасович,— ответил Васильев. — Я пока еще не решил всех вопросов.

Шуршал песок под ногами. Где-то вдали, на верфи, вспыхнул огонек электросварки. Васильев замедлил шаги. всматриваясь в темноту.

— Но ясно одно, — снова заговорил Гасанов: — подводный танк может производить бурение скважин.

— Для. установок вроде ваших, может быть, — добавил Васильев.

Гасанов остановился и застыл из месте, ошеломленный новой, только что пришедшей в голову мыслью.

— А может быть, совсем не нужно строить жестких подводных оснований?

— Не понимаю, — нетерпеливо бросил Васильев.

— Смотрите, — Гасанов подвел его к барьеру и, вынимая из кармана кусок мела, стал чертить на шершавом граните.—Вот полусфера на дне, она закрывает устье скважины. От нее идет

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?