Техника - молодёжи 1956-04, страница 40

Техника - молодёжи 1956-04, страница 40

вихрях, подвесную посадку — самый сверхчеловеческий из ■сех пилотских подвигов. Но Стини сделал это1 Играв на килевых и боковых дюзах, как на огненном органе, он несколько секунд держал корабль в равновесии

Норт очутился в шлюзе вместе с Сиднеем, Дораком и ле-■иумом. Он захлопнул наружную дверь, распахнул внутреннюю и крикнул хрипло:

— Вверх, Стини, вверх!

Его швырнуло назад, когда «Метеор», словно брошенный гигантской катапультой, ринулся вверх. Выше, все выше, сквозь дым и пепел Громовой Луны, к свободному пространству и дружелюбным звездам...

Нова и Алина рыдали от радости и волнения. Норт прошел мимо них в каюту управления, где Стини сидел, согнувшись, далеко назад отводя рычаг.

Преображенное лицо Стиии сияло. Весь пламенный геИий «го великого прошлого ожил у него в мозгу иа те несколько секунд, когда он вел «Метеор», несущийся все дальше к дальше в пространство.

А потом корабль пошел, ровно жужжа, в свободном эфи ре, под ясным зеленым оком большого Урана, и Громовая Луна стала тусклокрасным шаром, уходящим назад. Стини беспокойно взглянул на Норта.

— Я сделал это хорошо, Джонни? — с тревогой спросил он. — Неправда ли?

Рука у Норта дрожала, когда ои положил ее иа плечо товарища.

— Ты сделал то, чего не мог бы сделать никакой другой пилот в Системе, Стини.

^Ь»ни улыбнулся, это была счастливая улыбка довольного ребенка.

— Я был когда-то хорошим пилотом, — сказал он.

Монумент

Скрипя каждым бимсом, словно утомленный долгим путем, «Метеор» опускался на ночную сторону Земли. На залитой лунным светом выпуклости внизу огни города казались сверкающим пятном. Вокруг черного пятна космопорта дружески светили красные и зеленые маяки.

Норт медленно посадил корабль. Когда тот сел и жужжание циклотронов сменилось тишиной, он иа некоторое время остался в пилотском кресле. Потом, понурившись, вернулся в каюту.

Сидней открыл дверь, и вошли люди, ждавшие снаружи с носилками и машиной. Они положили Дорака на иосилки. Ему предстояло пройти длительный курс лечения.

Дорак смотрел мимо всех на Норта, и его бледное лицо было странно напряженным.

— Джонни..

— Поговорим после, Ян, — тихо сказал Норт. — Выздоравливай и отдыхай. Стини, я хочу, чтобы и ты пошел с ними помогать ухаживать за Яном.

Они вышли. Ясные глаза Алины затуманились, когда она посмотрела им вслед. Голос у нее слегка дрожал, когда она пгвериулась к Норту.

Ни они, ни все другие старые межпланетиики, вроде них, никогда не будут больше нуждаться ни в чем, — сказала она. — Нашего левиума хватит, чтобы обеспечить для них достойную старость.

Сидней сказал Норту серьезно:

— Мне не удалось поговорить с вами в пути, Норт. Но я хотел сказать вам... Неприятностей с проклятой Компанией не будет. Я бросаю их гнусную шайку и буду свидетельствовать, что А ина действительно купила корабль Дела против нее они поднять не смогут.

За сокровищем явилась вооруженная охрана и бронированная машина. Норт следил за погрузкой, ощущая странное отсутствие волнения.

Сидней вернулся к нему, стоявшему в лунном свете подле корабля. В правильных чертах молодого офицера была нерешительность.

— Норт, ее ь вще кое-что, о чем я должен сказать вам. Мы с Алиной .

Норт слабо улыбнулся и кивнул:

— Я знаю, Сидней. Мне давно уже ясно, что вы любите ДРУ Друга...

Джон Норт остался один в лунном свете у исцарапанного борта безмолвного «Метеора». ч

Он медленно зашагал через порт к стройной, залитой лунным светом колонне Памятника Пионерам Космоса. Дул порывистый сильный ветер; он доносил звуки подготовки к отлету венерианского лайнера — музыку и смеющиеся голоса пассажиров, празднующих свой отлет в ближайшем кафе.

Но Норт не слышал ничего этого. Он не помнил, как очутился перед высокой колонной, ее сверкающие грани уходили в небо, завоеванию которого для человечества он посвятил всю свою жизнь. Ои никогда не чувствовал себя таким одиноким, как в этот миг.

Он вспомнил тот день, когда они приземлились здесь, вернувшись с Кэрью из второго перелета Он вспомнил шумную толпу, яркое солнце, улыбки и шутки Майка Коннора, высокую молодую фигуру Уайти, возвышавшуюся над всеми...

Норт наклонился, пытаясь прочесть имена, начертанные золотом на пьедестале, — имена тех, кто летал с Джонсоном, и Кэрью, и Венци. Там было и его имя, но ои не искал его. Он читал бессмертные имена великих пилотов, и каждое имя вызывало призраки, окружавшие его в эту бурную ночь

Джеэон Питере:

«...и никто не сможет помешать мне еще раз попасть в пространство...»

Майк Коннор:

«...вот так я всегда хотел умереть — с бокалом вина из рук красивой девушки...»

Харлей Стини:

«...Я был хорошим пилотом, неправда ли?»

Уайтман Джонс:

«...Джонии...»

Больше читать он ие мог. Горло у него свела судорога, глаза застилало.

Кто-то схватил его за рукав.

— Моряк!

Он взглянул на лицо Новы, белое и напряженное в лунном свете.

— Моряк, я ие могу оставить вас, я знала, что вы сюда придете, — сдавленно проговорила она.

Ветер донес до них звуки далекой песни. Это была старая песня — гимн тех сильных людей, кто открывал миры

«Мы построим лестницу до звезд!..»

Норт взглянул на золотые имена на пьедестале, голос у него обрывался:

— Они построили лестницу до звезд, Нова. А теперь они погибли, погибли и забыты... Но я верю: время их славы еще придет! Я верю...

— Моряк, ие надо... — Нова плакала, прижимаясь к нему.— Я знаю, что вы чувствуете, но вы ие одиноки. Я всегда буду с вами, моряк, если вы только захотите...

— Но, Нова... — Он удивленно взглянул в ее заплаканные глаза.

— Я знаю, что я только глупая девчонка... — начал а оиа.

— Вы самая храбрая и красивая девушка, какую я только встречал, — ответил он.— Но я стар...

Она 'спрятала лицо у него на плече. И Норт почувствовал, как странная теплота растопила ледяную боль в его груди. Он обнял ее, озаренную лунным светом.

Венерианский лайнер поднимался с громовым грохотом дюз, вздымаясь к зениту на огненных столбах взрывов. И сверкающая металлическая колонна казалась крохотной рядом с пламенным великолепием этого огромного, более прочного памятника.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?