Техника - молодёжи 1956-08, страница 40




Техника - молодёжи 1956-08, страница 40
ШЕСТЬ ИЗВЕСТНЫХ ФРАНЦУЗСКИХ КАРДИОЛОГОВ РАССКАЗЫВАЮТ О СЕРДЦЕ ЧЕЛОВЕКА

D современных развитых странах смертность от D сердечных заболеваний достигает 35о/в от общего числа умирающих, то-есть каждые 2 человека из 6 погибают от болезни сердца.

После рака самой большой преградой к продлению жизни человека является относительная слабость сердца — этого чудесного мотора в человеческом механизме. Как щадить его7 Какие опасности его поджидают? Как их предотвратить? Каковы новейшие достижения медицины в лечении и хирургии сердца?

Эти вопросы, которые ныне занимают умы людей, были заданы французским журналом «Наука и жизнь» шести крупнейшим французским кардиологам. Ниже мы печатаем их ответы.

ПРОФЕССОР ЖАН ЛЕНЕГР:

„БОЛЕЗНЬ СЕРДЦА —ОПАСНОСТЬ № 1".

ВОПРОС. Можно ли с ранних лет подметить предрасположение ребенка к сердечным заболеваниям?

ОТВЕТ. Нет. Не доказано еще, что человек рождается с таким предрасположением.

ВОПРОС. Много ли среди детей сердечных больных?

ОТВЕТ. К несчастью, очень много. Теперь, правда, научились распознавать болезнь на ранних стадиях.

ВОПРОС. Существует ли наследственное предрасположение к сердечным заболеваниям?

ОТВЕТ. Отдельные факты позволяют делать такое предположение. но только применительно к некоторым заболеваниям. К большинству же сердечных заболеваний наследственность, повидимому, не имеет отношения.

ВОПРОС. Является ли переходный возраст периодом наиболее опасным даже у нормально развивающихся детей?

ОТВЕТ. Этого нельзя сказать. В переходном возрасте сердце обычно не бывает серьезно ослабленным. Однако подросткам не рекомендуется заниматься тяжелыми видами спорта, это нежелательно для еще не окрепшего организма.

ВОПРОС. Существуют ли сердечные заболевания, присущие определенным возрастам?

ОТВЕТ. Да. Врожденные заболевания характерны для детей, однако быстро исчезают в возрасте между 15—20 годами. Для детей старшего возраста, подростков и юношей острый суставный ревматизм является настоящим бедствием. Он поражает сердечные клапаны и является причиной заболевания, которое в народе называют «пороком сердца». Но с этим пороком моиою жить 20, 30 и 40 лет. Некоторые из таких больных доживают до 80 и более лет и часто умирают от других причин. После 35 лет наступает период артериальных заболеваний: гипертония, артериосклероз. С возрастом они прогрессируют, чаще всего эти болезни свойственны людям 50—60 лет.

ЧТО СЛЕДУЕТ ЗНАТЬ О ДАВЛЕНИИ КРОВИ. Эти рисунки поясняют физическое явление, называемое «давлением крови». В нем различают три разновидности:

1. Кровь своим собственным весом давит на стенки сосудов — это так называемое гидростатическое давление.

2. Стенка сосуда сопротивляется кровяному давлению — это гидравлическое давление. 3. Сжатие сердца (систола) создает толчок новой кровяной волны — это динамическое давление. Измерить давление — значит измерить разницу между наибольшей силой тока крови (максимальное давление) и наименьшей (минимальное давление).

<

ВОПРОС. Кто больше подвержен сердечным заболеваниям — мужчины или женщины?

ОТВЕТ. Это зависит от ряда причин. Как правило, мужчины чаще болеют разными сердечными болезнями. Что касается недостаточности нейтрального клапана, то это, н сожалению, привилегия женщин. Заболевания аорты и коронарной системы преобладают среди мужчин. Артериальной гипертонией болеют и женщины и мужчины, но зато у мужчин эта болезнь протекает в более тяжелой форме.

ВОПРОС. Существуют ли болезни, симптомы которых похожи на сердечные заболевания?

ОТВЕТ. Существуют, и в этом причина большой путаницы. Значительная часть пациентов, обращающихся за консуль-

34

пришел в клинику: проверить, как протекает послеоперационный период у юноши. У постели больного он встретил шефа. «Тоже беспокоится», — подумал Евгений Николаевич.

Спать не хотелось. Шеф и его ученик медленно шли по песчаной дорожке больничного сада. Завернув за угол, они присели на скамью. Долго сидели молча. Всходило солнце. На стены корпусов ложились полосы оранжевого цвета. Любуясь игрою красок, профессор вспомнил, как в затемненном кабинете у слабо освещенного рентгеновского экрана толпилась группа студентов. Не обращая внимания на плохую видимость, тесня друг друга, они тянулись к экрану, пытались рассмотреть пораженный орган больного, стремились проникнуть в тайны заболевания. В этот миг и преподаватель и студенты забыли о самом главном, о том, что перед экраном находился живой человек. Не обращая на это внимания, они обменивались впечатлениями, вслух говорили о болезни и, быть может, не желая того, наносили травму психике больного.

Пришло на память недавнее заседание хирургического общества, на котором институт демонстрировал хирургическую телевизионную установку.

— А знаете, о чем я сейчас думал? — спросил профессор шефа. — О применении телевизора для лечебных и диагностических целей. Почему бы конструкторам не объединить телевизор с рентгеном?

Подобная комбинация вполне возможна, и тогда с экрана рентгена можно передавать крупным планом и с различной яркостью изображения отдельных органов. А если бы вдобавок были разработаны малогабаритные рентгеновские трубки, тогда с их помощью врачи могли бы проникнуть внутрь полых органов и наблюдать в динамике за всеми процессами, происходящими в пищеводе и желудке.

Из-за высоких зданий показалось солнце. Заиграли, заискрились бриллиантами капельки росы. На крыльцо хирургического корпуса вышел дежурный врач. Он только что закончил трудную операцию и сейчас, немного уставший, с наслаждением вдыхал свежий утренний воздух. Заметив на скамейке профессоров, направился к ним.

— Присаживайтесь, — немного подвинувшись, сказал Евгений Николаевич. — Давайте помечтаем вместе о завтрашнем дне хирургии.

И тут же начал рассказывать об одном интересном аппарате, который всего несколько дней назад пришлось ему испытывать в институте.

При сложной операции хирург все время внимательно следит за работой сердца, опасаясь, что в этот момент у больного наступит фибрилляция — подергивание мышц сердца, грозный предвестник умирания организма. И вот инженерная мысль пришла на помощь врачам. Недавно кандидат технических наук Василий Михайлович Малинин сконструировал замечательный прибор, который снимает фибрилляцию и заставляет ритмично работать сердце.

— Скажу, — говорил Мешалкин, — что этот аппарат — замечательная находка для хирургов.

Во время эксперимента произошел редкий в медицинской практике случай. У подопытной собаки остановилось сердце и наступила клиническая смерть. Хирургу ничего не оставалось, как прекратить исследование. «А что, если испробовать фибриллятор?» — подумал он. И вот стоило только к организму животного подключить пару электродов, как вновь заработало сердце. Через три четверти часа эксперимент повторили. На этот раз подопытная собака была умерщвлена переменным током, и снова фибриллятор заставил работать сердце, вернул жизнь животному. Через час опыт повторили. У собаки искусственно было остановлено сердце, и вновь она была оживлена. После опыта она как ни в чем не бывало убежала в виварий.

Врачи вспоминали исключительные случаи из собственной практики, случаи, от которых прибавлялись седины и росла паутина морщин. Незаметно для себя они разговорились о технике, о новых аппаратах и приборах. Требовался, в частности, такой аппарат, который измерял бы кровяное давление в самой полости сердца.

— В самом деле, — сказал профессор, — почему инженерам не сконструировать такой датчик, который можно вводить по одному из кровеносных сосудов — артерии или вене — в область сердца? Этот прибор не только воспринимал бы импульсы, но и записывал еще и внутрисердечную электрокардиограмму.

Профессор пристально посмотрел на собеседников. Его взгляд говорил: «Как вы думаете, можно это осуществить?»

— Мне кажется, обо всем этом следовало бы расска



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?