Техника - молодёжи 1960-02, страница 24

Техника - молодёжи 1960-02, страница 24
ШКОЛА

инженера

ПРОНКИНА

Ю. ЦЕНИН

«ОБЫКНОВЕННАЯ» ИСТОРИЯ

ДАВНО ЛИ это началось? Евгений точно и не припомнит. Еще до армии, да и после ему приходилось помогать отстающим ребятам.

— Честное слово, — говорит Прон-кин, — мы не придумывали тут никакого движения!

Мы беседуем в цехкоме. Стены и пол комнаты время от времени вздрагивают, н тогда тихо позванивает о стекло никелированная крышка чернильницы. Сказывается соседство цеха ковочных штампов. У окна, облокотившись о стол, сидит сухощавый, подтянутый молодой человек Его глаза смотрят спокойно, чуть-чуть с иронией. Во взгляде и в мягкой улыбке этого двадцатисемилетнего инженера есть что-то удивительно привлекательное.

— Но движение все же появилось?

— Ну да... Но все получилось, как говорится, совершенно запросто. Как? Лучше я расскажу вам всю историю по порядку.

Пришел я на ЗИЛ в 1949 г">ду семнадцатилетним парнем. Днем работал разметчиком в цехе, по вечерам учился в техникуме. Через год выбрали меня комсомольцы участка своим групоргом. «Сам ухитряешься учиться и хорошо работать, — сказали они, — так подтягивай и других». И я подтягивал, как мог. Агитировал ребят на учебу в школах рабочей молодежи. Организовывали мы, помню, кружки по повышению квалификации, проводили политзанятия. Только в цехе все равно оставалось много «неохваченных», реди них были малограмотные, с тре мя четырьмя классами образования.

В пятьдесят первом пришпось мне уити нз цеха в армию н целых три года

Вернулся в свой же цех, встретили меня по-свойски, тепло, помогли освоить профессию слесаря и окончить десятый класс. Это было четыре года назад. А теперь я старший инженер-технолог цеха, хотя учусь пока на последнем курсе института.

КОНКРЕТНЕЕ — ЛУЧШЕ!

Вы спросите, зачем так подробно о своей биографии? Видите ли, в ней вся сущность нашего «нового движения», одним из зачинателей которого считают и меня. Взаимопомощь советских людей в учебе и работе — неотъемлемая чеота нашей жизни, именно

почин

благодаря ей я стал таким, каким вы меня видите А мы, технолог Владимир Андреев, Вячеслав Червяков и я, топько придали ей более конкретный, определенный характер.

Мы решили, что каждый из нас должен помочь двум или трем рабочим получить специальное техническое и общее образование. Мы взялись помогать не «вообще», не время от времени, выступая в кружках с беседами и лекциями (к сожалению, такая форма помощи, адресованная ко всем желающим, не всегда дает осязаемые результаты), а помогать конкретным лицам в достижении конкретной цели.

Каждый из нас троих, борясь за звание ударника коммунистического . руда, обязался помочь двум другим рабочим нашего цеха добиться такого жа высокого звания. Лично я помогаю фрезеровщику Виктору Карпову и строгальщику Юрию Качалову. Прежде все о мы составили так назыв ib-мые «творческие планы», в них в хронологическом порядке намечены темы и вопросы, необходимые Для повышения квалификации каждого рабочего. В план включено детальное изучение станка, режущего инструмента, освоение прогрессивных режимов резания, передовых методов обработки штампов.

Мои подшефные, в свою очередь, выполняя творческие планы, обязались повысить за год производительность труда на 10% каждый и шести по своему рабочему месту не меньше трех рационализаторских предложений. Кроме того, Владимир и Юрий сейчас успешно учатся в вечерних учебных заведениях, и я, чем могу, постоянно им помогаю.

Наш пример конкретного руководства двумя-тремя рабочими получает повсюду широкую поддержку. На нашем заводе ему сейчас следует окопо четырехсот инженерно-технических работников.

Это уж приносит свои плодь

Много рассказывал Евгений Пронкин об интереснейшем начинании технической интеллигенции ЗИЛа, о своей дружбе со станочниками, о том, как полезна эта дружба ему, технологу. В тесном общении с рабочими он глубже узнает особенности производства, ему, как никому другому, близки думь и чаяния его подчиненных, с ними всегда он найдет общий язык, а значит, легче добьется и общей цели. Так в рядовом инженере воспитываются качества, необходимые подлинному руководителю производстве

КАК РАЗВИВАЮТСЯ СПОСОБНОСТИ

Пронкин приглашает в цех знакомиться с его подшефными. На большом, уже изрядне} поношенном вер-тикально-фрезерном станке висит алый плакат, извещающий о том, что здесь работает фрезеровщик Виктор Карпов, который борется за звание ударника коммунистического труда.

— В нашем цехе их больше семидесяти, а на заводе — около трех тысяч, — поясняет Евгений. ,

Нас встречает смущенный, перепачканный маслом и металлической пылью широкоплечий парень. В его огненно-рыжих вопосах искорки металлической стружки, в руках двухпудовый гаечиый ключ для закрепления фрез,

который он осторожно кладет на станину.

— Станок у меня, прямо сказать, доисторический, — как бы извиняясь, говорит он, — вместе с тем очень сложной конструкции. Занимаясь по творческому плану, я изучил его возможности и теперь выжимаю нз него все, на что он способен. Кстати, развивать его способности мне помогает Женя. У нас уже есть идеи, и неплохие. Ведь правда?

— Конечно. — Евгений обращается ко мне: — Виктор месяц назад получил шестой разряд, учится на подготовительных курсах в автомеханический институт, недавно внес сложное рационализаторское предложение...

— Все с его помощью! — перебивает его Карпов. — По средам и субботам мы собираемся втроем после работы, и Пронкин дает нам с Качаловым консультации по всем интересующим нас вопросам Бывает, встречаемся и в рабочее время и по вечерам. С математикой вот помог мне сладить, не справпялся я. А рационализация... Так ведь я говорю: теперь свой станок почти насквозь вижу.

Вот вэгпяните-ка: сейчас шпиндель

не может перемещаться в вертикальном направлении. Чтобы подать д таль вверх, приходится поднимать весь многопудовый стол этим «корабельным» колесом. А если подавать не стол, а шпиндель? Я предложил такое изменение: на верхней части передаточного вала нарезаются шлицы — они позволят шпинделю перемещаться вертикально вдоль зубчатой передами. Ниже на вал плотно насаживается патрон с нарезкой, с помощью которой небольшое регулирующее колесо сможет подавать шпиндель вверх и вниз.

ЧУДЕСА АРИФМЕТИКИ

Мы идем в центральную часть цеха штампов. На станинах строгального станка, напоминающего своими очертаниями монументальные остатки классического архитектурного сооружения, красуется та же надпись, но уже с другим именем. Юрий Качалов — второй подшефный Пронкина. Опытный строгальщик, ровесник своего «шефа», он совсем недавно имел только четыре класса образования. Ложный стыд и боязнь премудростей незна комой науки долгие годы удерживали его от решительного шага. Евгений убедил его в необходимости учиться. Теперь Юрий успешно заканчивает третью четверть пятого класса, занимается с Пронкиным по плану, и

(Окончание см. на стр. 33)

19

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Как фрезерам выбрать четверть?

Близкие к этой страницы
Понравилось?