Техника - молодёжи 1961-10, страница 37

Техника - молодёжи 1961-10, страница 37

НЕИЗБЕЖНОСТЬ СТРАННОГО МИРА

наши дни от людей самых различных специальностей то и дело слышишь, что современная фивика стала совсем заумной, что она пришла в полное противоречие с так называемым «здравым смыслом» или привычным «житейским опытом», что совершенно невозможно логически осмыслить и представить себе «се построения и следствия теории относительности и квантовой механики. Мне рассказывали, что лет двадцать назад а одном институте профессор, читавший на третьем курсе простейшие главы квантовой механики, предупреждал студентов на первой лекции, чтобы они не стремились понимать, а лишь выучивали бы его лекции.

Новая книга Д. Данина «Неизбежность странного мира» 1 служит прекрасным опровержением домыслов о заумности физики XX века. От первой до последней страницы она пронизана любовью к физике и ее героям — от авторов революционизирующих современное естествознание теорий илм творцов бессмертных экспериментов до наших молодых, только еще начинающих свой путь в науке талантливых теоретиков и экспериментаторов. Быть может, именно вта любовь к науке и помогла Д. Данину создать очень интересную по форме и по содержанию книгу, в которой он просто, понятно и, главное, совершенно логично раскрывает содержание наиболее трудных разделов современной физики.

В первой части книги все основные положения специальной теории относительности выводятся как логические следствия существования фотона — частицы, масса покоя которой равняется нулю, то есть частицы, которую нельзя остановить.

Основное содержание второй части — история возникновения, становления и торжества квантовой механики. И здесь автор исходит из одного (причем сразу завоевавшего сердца современников) исходного положения — реэерфордовской планетарной модели атома.

Но вместо того чтобы пересказывать содержание книги, мне хочется сказать несколько слов о ее языке. Сухой, канцелярский язык может погубить даже самый интересный рассказ. Тем сильнее ата опасность для произведения о науке, да еще такой, казалось бы. отвлеченной и далекой от будничных людских интересов. К счастью, книга Д. Данина написана хороши*, живым и образным языком. Обилие удачных сравнений, то и дело проскальзывающий теплый юмор, использование личных впечатлений и воспоминаний — все вто делает ее не только полезной, но н увлекательной.

Иногда, однако, автору немного изменяет чувство меры, и тогда «лирические

ра

И

1 Д. Данин, Неизбежность странного ми|>а. М., иэд-во «Молодая гвардия»,

отступления» начинают разрывать ясный ход повествования и затрудняют понимание логики основной линии книги. Так последняя, шестая глава первой части (довольно, кстати, спорная по освещению некоторых вопросов) не послужила мостом от теории относительности к квантовой механике и в то же время не стала самостоятельным завершенным ассказом об влементарных частицах, 'нтересиые сами по себе «свидетельства очевидца» — встречи с молодыми советскими физиками и разговоры об их творческих буднях — некстати прервали рассказ о роля вероятностей в квантовой механике.

Коль скоро очередь дошла до критических замечаний, скажу еще. что, целиком соглашаясь с желанием автора, чтобы «школьная программа по физике сделалась программой физического понимания мира», я, однако, никак не могу разделить его мнения, что с законами Ома и Гей-Люссака или правилами Кирхгофа «нам в жизни потом решительно нечего делать».

Но вдесь не место для подробного перечня замеченных недостатков или неточностей. Не они определяют значимость книги. Важно то, что книга Д. Данина, несомненно, приведет в ряды физиков многие тысячи талантливых и пытливых наших ребят — тех, о которых много раз с любовью вспоминает автор в своих «лирических отступлениях».

В этой связи хочется остановиться еще на одной особенности книги — ее субъективности в самом. хорошем понимании этого слова. Автор не ограничивается только изложением физических идей и открытий, он старается четко определить свою собственную точку зрения, не скрывая не только симпатий, но и антипатий. Это относится и к рассказам о самих физиках и к описанию их творений. «Даже история современной физики, не говоря уже об истории социальной. не забудет, что Филипп Ле-нард был гитлеровским негодяем, а Эдвард Теллер — энтузиастом водородной бомбы». Но было бы примитивно и вредно рядить в однообразные тоги идеалистов всех тех ученых капиталистического мира, которые когда-либо так или иначе оступились в философской интерпретации замечательных открытий новой физики (подчас, кстати, своих собственных открытий). И правильно поступил писатель, показавший на примере вволюцни взглядов Бора и Гейзеиберга, как верное понимание объективных законов физики неизбежно приводит всякого истинного ученого к отказу от ошибочных философских представлений. Однако судьбы людей отходят на задний план по сравнению с судьбой самой науки. Теории относительности и особенно квантовой механике в свое время немало досталось от иных доморощенных натурфилософов, не желавших или ие умевших отделить физические закономерности от ложного их философского истолкования и запросто выплескивавших из ванны вместе с «грязной водой» великолепных ново

рожденных современного естествознания. В завершающих главах книги писатель ярко и убедительно показывает всю тщетность попыток «отлучить» какие бы то ни было объективные законы природы от революционной марксистско-ленинской философии. Прекрасной выдержкой из книги мне и хотелось бы завершить вту рецензию:

«...диалектика не была бы всеобъемлющей наукой, а стала бы ревнивой и склочной нянькой при временно царствующей особе какой-нибудь одной физической теории, если бы признавала полномочной власть лишь одного типа закономерностей в природе.

...Детерминизм диалектический —

подлинный, марксо-ленинский, не искаженный догмами и страхами перед ересями, — не может отдавать предпочтение одним формам физических ' законов и отказывать в истинности другим: он

против навязывания природе придуманных человеком ограничений. Были бы только законы действительно физическими — не взятыми с потолка. Диалектика смеется над самообольщениями ученых, когда они воображают, что в их формулы вмещается все разнообразие природы. Диалектика полагает, что зна-ни я физиков всегда ограничены и у вселенной всегда есть в запасе нечто новоа и неслыханное».

В. ГОЛЬДАНСКИЙ, профессор

34

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?