Техника - молодёжи 1962-05, страница 8




Техника - молодёжи 1962-05, страница 8

Влз-за стеклянной, двери выбегает высокий курчавый парень с карандашом в зубах.

— Простите, где можно видеть экономистов? — спрашиваю его.

Парень, не останавливаясь, кивает на дверь, из-за которой появился. Читаю табличку: «Конструкторское бюро».

— Шутник, разыгрывает меня!

Но обратиться в коридоре больше не к кому, захожу в конструкторское бюро. Начальник бюро Борис Ревзин вполне серьезно подтверждает:

— Да, мы, конструкторы, все тут экономисты. Если это вас интересует, оставайтесь: послушайте наш разговор...

Время было заканчивать работу. Но никто не расходится. Почему? Оказывается, сегодня очередное заседание научно-технического общества на Уральском турбомоторном заводе. Обсуждается проект новой газовой турбины, разработанный молодыми инженерами, членами этого общества. Ревзин берется выступить первым. Конструкция самой турбины мало чем отличается от тех, которые выпускает завод для магистральных трубопроводов. Но Ревзин предлагает неслыханное: строить турбину без регенератора.

Многие недоумевают: как можно?! Регенератор, или теплообменник, — неотъемлемая часть современной газовой турбины. Он позволяет увеличить коэффициент полезного действия (кпд) машины.

— Увеличение кпд — дело хорошее, — невозмутимо говорит Ревзин. — Но всегда ли? Ведь регенератор — одна из самых трудоемких и дорогостоящих частей турбины. Особенно у того типа машин, которые выпускает завод. Что выгоднее иметь в данном случае — дорогостоящие турбины с большим кпд или дешевые с меньшим?

С помощью одних технических расчетов на этот вопрос не ответишь. Ревзин показывает цифровые выкладки, которые всем кажутся очень убедительными. Расчет произведен экономистами-общественниками, пришедшими на помощь конструкторам.

ТЕХНИКА РАДИ ТЕХНИКИ!

Поэты-формалисты любят термин «искусство для искусства». Их литературные изделия полны оригинальных созвучий, эффектных образов. Мастерство изумляет, но не волнует, ибо оно самоцельно, не служит передаче жизненной лравды.

Конструктор, как и поэт, — всегда творец. Но ему, казалось бы, менее всего грозит увлечение «техникой ради техники» — ведь любая линия чертежа, любая деталь машины должны быть практически необходимыми. Такова цель его творчества, вдохновение контролируется точным инженерным расчетом.

И тем не менее учитывается не все. Приступая к выпуску новой машины, создатели ее должны быть уверены не только в техническом совершенстве, но и в наибольшей целесообразности конструкции. Вот где поработать экономистам! Но в том же конструкторском бюро газовых турбин, объединяющем около 200 инженеров, экономикой занимался лишь один специалист. Кто же? Меня познакомили — Галя Ярцева, Два года тому назад она окончила экономический институт в Москве и

приехала в Свердловск, сюда на завод. Сначала было трудно: предприятие огромное, работа в конструкторском бюро ответственная. Но осмотрелась Галя — вокруг такие же, как она, молодые, коллектив дружный, стремится, чтобы машины с маркой «УТЗ» были лучшими в мире, «Помогут», — решила девушка.

И, занявшись экономическим анализом новой турбины, Галя не постеснялась обратиться к ученому секретарю заводского научно-технического общества Якову Эммануило-вичу Гусаку. НТО на Уральском турбомоторном — это большая общественная сила. У Гали появилось сразу много помощников. И теперь, когда создается новая конструкция, экономисты-общественники следят, не увлекся ли инженер «чистой техникой». Сравнивая прежний и новый варианты машины, экономисты завода в свободное от работы время снова берутся за расчеты — последнее слово за ними.

БАРОМЕТР ПОКАЗЫВАЕТ «ЯСНО»

Конструкторы и экономисты... Мне показалось, что в этом союзе вся суть созданной на Уральском турбомоторном заводе новой организации — общественного бюро экономического анализа. Я сказал об этом Борису Ревзину. Он улыбнулся:

— Вы знаете только половину. И, может быть, не самую интересную. Вот, скажем, конструкторский замысел одобрен, и производство новой машины начато. Что даст теперь экономический анализ? Мой совет — задайте этот вопрос Маше Вольгиной, секретарю комсомольской организации термического цеха, и вы получите исчерпывающий ответ.

...Маша Вольгина как будто не имела особых причин беспокоиться. В ее комсомольской организации дела шли не то чтобы блестяще, но и не хуже, чем у других. Большинство комсомольцев выполняли производственные нормы и общественные поручения; часто собирались вместе после работы — шли в кино, в концерт. Аккуратно посещали комсомольские собрания. Над дверью «термички» висел плакат: «Цех борется за звание коллектива коммунистического труда».

Но каждый раз, когда Маша взглядывала на него, девушку охватывало беспокойство: «А все ли мы делаем, чтобы заслужить это высокое звание?»

Однажды в цехе появилось объявление: «Открытое партийное собрание. Повестка дня: о создании бюро экономического анализа». Маша пришла. Экономист Б. Ц. Рубежова называла лишь сухие цифры, но не мудрено, что слушавшие волновались.

— Обработка каждой детали обходится дорого, — говорила Рубежова. — Дорого потому, что сумма убытков только за последние четыре месяца составила три тысячи двести рублей. В чем причина?

Ответить нелегко. Одному экономисту — просто не под силу. Но затем и созвали собрание, чтобы поставить этот вопрос перед каждым. Решено было создать общественное экономическое бюро. В него вошли, кроме Рубежовой, избранной председателем, мастера закалочного и пружинного участков Ю. Розанов и Н. Быков, бухгалтер О. Карага-чева, бригадир бригады коммунистического труда В. Кут-лаев, технолог В. Беляев, планировщик Н. Раппопорт.

Тогда на собрании Маша сидела и слушала. Она еще не представляла себе, чем молодежь без специального образования сможет помочь в этом новом деле.

Прошел месяц. Для членов нового общественного бюро это было трудное время. Вечерами собирались 8 бухгалтерии, считали. Полезно было выслушать мнение каждого.

— Кладовых в цехе нет, — жаловались Рубежовой рабочие. — Учет плохой, детали другим цехам отпускаем без документов. Иной берет столько, сколько пожелает.

И вот уже Рубежова от имени нового бюро смогла заявить: «'Причина большей части наших убытков — потери деталей».

Но что же дальше? Ведь узнать, доискаться — это еще не значит изжить. И тогда Маша поняла: слово за всей молодежью цеха. Нужно создать такое бюро, которое не только бы анализировало причины потерь, но стало бы действенным, способным устранить любой недостаток в работе.

Комсомольское собрание было бурным. Слышались реплики:

— Скучное дело!..

— Я бы взялся, да образования маловато.

— В бухгалтеры не пойдем!

Маша разозлилась:



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?