Техника - молодёжи 1963-01, страница 34

Техника - молодёжи 1963-01, страница 34

чего-то такого, прежде неуловимого. Дальше — больше, ниточка была у нас в руках.

Теперь можно считать доказанным, что существует особое поле, как ядерное, как гравитационное, но более высокоорганизованное. Мы назвали его биополем. Дело представляется так, что уже простейшие единицы живого — две молекулы ДНК — обладают таким полем. Тут еще не все ясно... Поле очень своеобразное: оно как бы вмещает, аккумулирует информацию. Чем больше информации получило поле из среды, тем оно совершенней. Процесс накопления информации, совершенствование поля — и есть развитие.

Не знаю, как вам, мне стало в первый момент страшновато, когда я вдруг увидел, что такие гигантские загадки, как развитие, эволюция, жизнь, сводятся к вполне осязаемой, количественно измеримой, простой, по сути дела, субстанции.

— Ну, ну, дальше!

Суровцев улыбнулся их нетерпению и продолжал:

— Биополе не зкранируется, как и гравитационное. Хотя возможно, что достаточно толстый слой живых организмов и может задержать эту энепгию

— Так если оно не экранируется, — Лалаянц вскочил и забегал по комнате, — то возможна связь биополей в пределах Галактики!

— Но-но-но1.. Спокойно. Лучше вернемся к Гераклу.

— Теперь все ясно, — сказал Тойво. — Мы, конечно, не сможем создать в нем человеческое поле.

— Теоретически, философски, — сказал Суровцев, — с Гераклом асе выглядит так; человек познаваем — значит, его можно создать. Принципиально, теоретически это возможно. Но, смотрите, мы копнули поглубже, и какая глубина открылась нам с этим биополем. «Дальше в лес — больше дров», великая народная диалектика! И мы не гарантированы, что нам не откроются еще такие глубины, о которых сейчас и подумать нельзя!

Теперь о ближайших перспективах, если хотите. Применение в кибернетике живых белковых «деталей» дело перспективное. И двух десятков лет ие прошло, как возникла кибернетика, а у вас уже великолепные вещи получаются. И все-таки... И все-таки машина сможет имитировать те или иные чувства, но никогда не получится у вас гармонического их сочетания. Вот в чем штука! Дело в гармонии. Прав Геракл, что хочет ее. Вы поймите, даже какой-нибудь фантастический дикарь на необитаемом острове, одичавший человек, вырванный из общества, утративший интеллект, никогда не превратится в машину. Создать белковую машину с биополем, похожим на человеческое, можно единственным путем: из яйца. Гераклы должны воспринять всю генетическую информацию из глубин поколений и пройти человеческие стадии развития, что пока возможно только биологическим путем.

Суровцев подошел к столу, выпил залпом гранатовый сок и задумчиво покрутил перед глазами стакан.

— Вот так-то...

Лалаянц стоял у окна и глядел в темноту, на неясные контуры елей и белые пятна света, упавшие на траву из окон. Тойво не доиес зажигалку до сигареты и, не мигая, смотрел на огонь.

Суровцев подошел к Лалаянцу и тронул его за плечо.

— Вы добились многого с Гераклом. Но... Я ведь не зря, знаете ли, этими вашими опытами заинтересовался. Это именно то, что нужно сейчас нам, чтобы двигаться дальше. Ваша полубелковая машина и наша клетка — биоприемник. Надо объединиться.

— Мы закончим с Гераклом, — глухо сказал Лалаянц. — Сначала надо сделать здесь все, что возможно.

— Естественно, бросать нелегко. Все же, если надумаете, позвоните

мне в Новосибирск, в Институт ци- »Д.

тофизики. А я уж подготовлю

вверху... V2V

— Все это очень хорошо, — сказал Тойво. — Только грустно, что

любовь может оказаться всего-на- ЯГ —

всего напряжением поля или каким- N.

нибудь вращающим моментом.

Прошло несколько дней с отьез- Jr ГямВ> да Суровцева. Настроение у всех ^Шг было неопределенное. Геракл ходил по комнате. Вылеченная «йога» ___—Ж.

не отличалась от двух других: систе- ^^ 1

ма координации работала нор-

мально.

— Пойдем на озеро, — сказал Лалаянц. — Он там еще не был. Как-то ои должен же воспринимать все окружающее, пусть и по-своему. Надо пробовать. Только смени ему питание в правом блоке.

Тойво подошел к Гераклу и вытащил из паза сбоку шара белый цилиндрик с красным колпачком — отработанную обменную батарею, Быстро достал из кармана куртки несколько Таких же, выбрал одну и вставил в паз, а остальные спрятал в карман.

— Что это? — спросил Геракл.

— Бутерброды, — мрачно ответил Тойво.

—г Не понял.

—! Без этих трубочек тебя вообще не будет. Ты станешь простым утюгом. Тут твоему белку и еда и воздух. Жизнь, однйм словом.

— Жизнь, — сказал Геракл. — Это особая форма существования и движения материи.

—t Все-таки он симпатяга, — вздохнул Тойво. — Все понимает.

К озеру шли гуськом. Геракл — позади.

Девушку все увидели одновременно — верней, ее белую шапрчку. Шапочка рассекала зеленые волны метрах в восьмидесяти от берега.

—т Я же запретил купаться! — сказал Лалаянц. — Вода ледяная.

— Налицо двойное нарушение, — сказал Вячик, — В рабочее время и... Это уж не твоя ли Инга?

—t Я их сегодня отпустил раньше, — сказал Тойво, краснея.

Лалаянц ударил кулаком по ладони:

—+ Тойво, позови ее!

Шапочка вдруг скрылась под водой, снова появилась, снова скрылась, высунулась рука, ударила по воде, и слабый крик долетел до берега.

Тбйво, остановившимися глазами глядя на озеро, почему-то стал быстро-быстро застегивать пуговицы куртки. Савченко рванул с себя свитер, торопливо сбросил ботинки, но, прежде йем он успел прыгнуть в воду, Тойво, как был, в одежде и обуви, плашмя плюхнулся в озеро и быстро поплыл, резко выбрасывая длинные руки. Савченко прыгнул вслед.

Геракл стремительно шагнул к воде, юшел в нее и, когда розовый шар лег на воду, стал равномерно взмахивать всеми пятью конечностями. Он не сразу научился грести, менял движение рук, но вот поплыл все быстрей и быстрей. Вячик обогнал Тойво, он уже приближался к девушке. Тойво плыл все медленней, Геракл быстро догонял его. Потом они поравнялись. Геракл поднял руки и накрыл ими ТойЗо. Там началась какая-то возня. Тойво исчез под водой, потом, барахтаясь и отбиваясь, вынырнул со сдавленным криком. Шар плясал иа волнах рядом с ним, охватывая его голубыми руками, как щупальцами, С береге была видна его ярко-красная бессмысленная улыбка. Лалаянц побежал к воде, но тут Геракл опять мощно заработал конечностями и двинулся к берегу. Тойво, высоко поднимая лицо над водой и отфыркиваясь, поплыл за ним. Савченко тоже повернул назйд, поддерживая девушку, которая медленно плыла на боку, не вынося рук,

Лалаянц сел на траву и стал смотреть на Геракла. Тот достиг мелководья и пошел к Лалаянцу. В голубой руке он нес две трубочки — запасные обменные батареи из куртки Тойво. Он остановился перед Лалаянцем и четко сказал:

—t Бутерброды. Я ие буду утюгом. Я горд, что остался Гераклом. Гордость — это...

Лалаянц вынул из кармана красную коробочку и нажал клавиш. Геракл умолк. Тяжело дыша, подошел Тойво в потемневшем, тяжелом от воды костюме. Он опустился рядом, молча взял у Лалаянца сигарету, закурил.

Так они сидели рядом и молчали, а перед ними торчал на синих раскоряченных рычагах большой шар

^^ розового цвета. Потеки размытой

_. _ гуаши сползали по нему вниз, и

\ в траву падали грязные капли. Вме-

, сто рта осталось красное неровное

^^ пятно, и углы его презрительно опу-

стились.

— Черт знает чем занимаемся! — ^^ сказал Лалаянц.

\ — Да УЖ...

Ь* -^Цв^в — Тебе не кажется, Тойво, что

нам надо заказать разговор с Ново-сибирском?

29

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?