Техника - молодёжи 1963-01, страница 33

Техника - молодёжи 1963-01, страница 33

—Каким обрезом он все зто ум т f — спросил Суровцев.

— У него небелковый «мозжечок», полупроводниковый, и все проводящие двигательные пути в конечностях тоже электронные, — сказал Савченко. — Ну, мы сначала долго тренировали их — ходьбу, разные движения рук, еще когда белковые части мозга не были смонтированы.

— Вячик, так сказать, вырабатывал условные рефлексы у шасси, — сказал Тойво. — А в блок памяти — есть там такой, тоже небелковый — заложили знания языка, математики, истории, географии. Элементарные...

Лалаянц тем временем выкатил из угла террасы тумбрчку в белом кожухе с клавиатурой и пультом.

— Это что? — спросил Суровцев.

— Квантовый вычислитель, — сказал Тойво.

— Геракл! — Лалаяиц положил на столик перед Гераклом желтую карточку. — Прочти эту задачу и реши ее. Ответ напишешь здесь, на листе бумаги.

Он отошел к вычислителю и вложил в него перфоленту.

— Это что? — спросил Геракл с такой же интонацией, как и Суровцев.

Суровцев хмыкнул, у него покраснели уши. Лалаянц помедлил с ответом.

— Это машина... Она умеет решать задачи. Она будет решать одновременно с тобой.

Вычислитель решил задачу за семнадцать секунд. Геракл с карточкой в руках оставался неподвижным более двенадцати минут и только потом написал ответ.

— Мы не стремимся к точности, — сказал Лалаянц, — пока надо просто посмотреть, как все зто работает по сравнению с обычными машинами. У нас локальная задача: проверить возможность применения живых синтетических белковых блоков в комплексе с квантовыми и полупроводниковыми.

— «Папа», — скаэал Савченко, — ты говоришь, как Геракл.

— Но тот лаконичней. — Тойво потянул Лалаянца за рукав: всем не терпелось увидеть ответ.

Ответ был правильный. Лалаянц победоносно посмотрел на Суровцева.

— Задачка была на уровне третьего курса математического вуза. А у Геракла средне* образование. Представляете! Геракл, напиши, как ты искал ответ. Только главные формулы.

Когда Геракл исписал несколько листов, Лалаянц подчеркнул одну и* формул.

— Ты не знаешь этой формулы.

— Она существует, — сказал Геракл.

— Но ты ее ие знаешь. Покажи, как нашел ее.

Геракл исписал еще лист, несколько строчек остались пустыми.

— Здесь не могу написать.

— Все! Молод*ц1 — Лалаянц схватил лист и взмахнул им. — Нет, вы понимаете? Вы понимаете?! Леонид Сергеевич, вы заметили? Это же... Он придумал — понимаете, придумал! — дифференциальное исчисление! А написать не может!

— Высшая математика создана за десять минут! — крикнул Савченко.

— Тихо, граждане! — Тойво кивнул в сторону Геракла. — Дайте человеку отдохнуть.

За обедом Суровцев сказал:

— Вот что, товарищи. Я понимаю: одним этим испытанием вы не ограничитесь. Экспериментировать вам разрешено пока только с узкоматематическим мышлением. Остальное — табу. Но вы табу нарушили. Тем важней нам вместе посмотреть, что он может, ваш Геракл. Я прошу разрешения присутствовать и на дальнейших испытаниях.

Лалаянц отложил вилку, которой исчертил перед собой всю скатерть.

— Хорошо. Оставайтесь.

После обеда Лалаянц сказал Суровцеву:

— Будем наблюдать его в разных ситуациях. Нам Цедь важно узнать, создают ли наши живые белковые «детали» что-нибудь надмашинное. Сколько мы ни бились, не могли придумать хороший тест иа «духовность».

Лалаянц включил Геракла и, сев напротив него, спросил:

— Чего ты хочешь?

— Хочу гармонии. Хочу стройно сочетать...

— Несколько общо, — сказал Севчеико.

— Мысль правильная. Он подсказывает нам тест. Принеси-ка, Вячик, магнитофон и побольше записей.

Начали с «Рушника», любимой песни Лалаянца. Потом Слушали «Шестую» Чайковского, потом Прокофьева, Скрябина. Геракл не шевелился, молчал.

— Это гармонично, — сказал Лалаянц. — Тебе нравится?

— Нравиться — быть по вкусу, — заявил Геракл, — рас

полагать к себе. Вкус — зто чувство, понимание изящного. Чувство — это способность воспринимать внешние воздействия. Я воспринимаю звук — значит ои по вкусу, значит он нравится.

— Педагогическая академия сработала, — грустно сказал Тойво.

Он включил перемотку магнитофона, и визгливые, оборванные звуки наполнили террасу. У Геракла зашевелились пальцы. Руки начали медленно сгибаться и разгибаться.

— Ты хочешь слушать это? — быстро спросил Лалаянц.

Геракл молчал и был опять неподвижен. Все переглянулись.

Срочно записали в механической мастерской самый резкий звук, какой смогли получить, — визг фрезы, неплотно прижатой к тонкому стальному листу. На террасе пустили запись через усилитель. Звук вибрировал; казалось, сам воздух уплотнился и бьется, прогибается, натянутый до предела, готовый со звонким треском разорваться на упругие звенящие куски. Геракл быстро зашевелил пальцами и двинулся вдоль стен террасы, словно поплыл над полом, плавно убыстряя движение. Он прошел вдоль всех окон и скользнул в открытую дверь на поляну, огороженную редкими высокими елями.

— Камеру! — опомнился Лалаянц.

Савченко сбегал зв киноаппаратом, а Геракл в это время уже танцевал на поляне. Над густой травой все быстрей и быстрей летал розоватый шар с намалеванной на ием ухмыляющейся рожей. Синеватые суставчвтые конечности невообразимо изящно двигались вокруг шара, проносили его над неровностями и камнями легко и идеально ровно, словно шар летел в мощной струе воздуха. Над поляной бился визгливый звук, он разносился по ущелью, достигая озера, и отдавался назад от дальнего отвесного его берега.

Лалаянц, побледнев, следил за Гераклом сузившимися глазами.

Звук оборвался, и тишиив наступила внезапно, как взрыв. Геракл взвился над поляной, раскинув руки. Мелькнули иоги, напряженно вытянутые, как в прыжке у волейбольной сетки. Шар упал в траву, ноги спружинили, бросили его в сторону, и Геракл с низким глухим воем понесся к краю поляны, к красноватой испещренной лишайниками глыбе. Прежде чем бросившийся к столу Лалаянц успел схватить красную коробочку и нажать клавиш, Геракл, цепляясь срывающимися конечностями, уже лез на скалу. С треском сломался куст барбариса, и Гервкл, сверкнув безумной улыбкой, упал иа камни.

—Почему это на свете существуют вечера? — спросил Тойво.

Он сидел в низком кресле, вытянув длинные ноги чуть ие на середину холла.

— Завтра утром я уеду... — сказал Суровцев и отложил газету. — Ногу Гераклу ремонтировать еще долго.

— Вячик ночи напролет сидеть будет, пока не починит,— сказал Тойво.

Лалаянц пожал плечами, показывая, что уж он-то Суровцева задерживать не собирается.

— Ну чего ты, «папа», расстраиваешься? — спросил Тойво. — Подумаешь, малость покалечился! Перекинем пару белковых молекул...

— Прежде чем я уеду, — сказал Суровцев и встал, — я хочу рассказать вам кое-что о последних работах у нас в институте. Мы пока еще ничего не публиковали...

— Да? Интересно, — бесцветным голосом сказал Лалаянц. Суровцев подошел к окну, побарабанил пальцами по стек-пу, сказал не оборачиваясь:

— Попытки моделировать целостный живой организм обречены на неудачу. Если хотите, выслушайте почему,

— Ну?

Суровцев вернулся к своему креслу и присел иа подлокотник.

— Давно уже в разной форме высказывались предположения, что высшему этапу развития материи соответствует особая форма ее, особый вид энергии, какие-то неизвестные силы, излучения и тому подобное. Упиралось все дело в то, что никакими приборами обнаружить эту энергию, эти излучения не удавалось. Мы начали исходить из мысли, что энергия живого может обнаруживаться, улавливаться только живым же. Не буду сейчас подробно рассказывать. Скажу только, что нам удалось создать своего рода живой аппарат, знаете ли, живую клетку, улавливающую и регистрирующую «лучи жизни», если говорить языком фантастов. То есть впервые было экспериментально показано наличие

28

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?