Техника - молодёжи 1968-05, страница 19

Техника - молодёжи 1968-05, страница 19

Объявили посадку на рейс Москва — Баку, когда я встретил американского специалиста по нефти, с которым мы познакомились на московском океанографическом конгрессе. Американец рассказывал там о добыче нефти из-подо дна Мексиканского залива, но так и не успел ответить на мой вопрос о методах ее поиска.

— Итак, об этом вы хотите узнать в Баку? Что ж, в Штатах уважают геофизиков Азербайджана. Но лучше все же не упоминайте при них наш метод.

— Метод американцев?— переспрашивает меня уже в Баку кандидат геолого-минералогических наук И. Ахундов. — Знаем, но не применяем. Закладывать десяток разведочных скважин в надежде, что хоть одна даст нефть? Может быть и эффективно — в старых, разбуренных районах, да и то если не бояться их истощения. У нас другой подход. Одна разведочная скважина стоит около миллиона рублей — больше, чем расходы на сейсмическую партию в течение трех лет. Поэтому, прежде чем «резать» — бурить, мы готовы отмерить семь, а если нужно, и семьдесят семь раз. Вот почему и работают на Каспии исследовательские корабли...

У этого поискового судна научное имя — «Гелиограф».

В переводе с греческого оно означает «рисую солнце». И впрямь, когда приемники на корабле улавливают эхо подводных взрывов, на экранах -вырисовываются глубинные слои, словно их на миг осветило солнце.

Сегодня шторм, и начальник сейсмической партии А. Гусейнов знакомит геофизиков, а заодно и меня, с поисковой трассой. С борта видны знаменитые Нефтяные Камни, уходящие в море на восток от Баку, за горизонтом угадываются вышки возле острова Булла.

— Трасса,— говорит Гусейнов,— пройдет в новом районе — от Яшмы, за Сумгаитом, до банки Ашперонской.

—- Обычный поиск новых нефтеносных площадей?

— Не совсем... До сих пор считалось, что нефть Ап-шерона приурочена к более молодым — третичным слоям. Но вот соседи, в Дагестане, получили нефть из древних мезозойских пластов. Там она скрывалась в известняках. Такая же фация найдена возле Апшерона, у Яшмы. Мезозой находится здесь на оптимальной глубине 900 м. «Столь мощная толща способна «удержать» нефть при ее образовании, и вместе с тем на таких глубинах добывать ее особенно выгодно.

Рокот волн мешает нам говорить, и мы перебираемся с палубы в сейсмическую лабораторию. Здесь недавнее прошлое сейсморазведки встречается с настоящим. Вот обычная неавтоматическая станция для регистрации подводного эха. Ее показатели сразу фиксируются на бумагу, а если сейсмограмма получается нечеткой, то ничего не остается, как повторить взрыв. Рядом — новый аппарат «Поиск, — морской вариант». Широкий барабан с магнитной пленкой — блок, где сохраняется память о взрывах. Можно прослушивать подводное эхо много раз, как музыку на магнитофоне: отбирая нужные частоты и формы волн, исследователи как бы вновь и вновь «перелистывают» глубинные слон.

Разглядываю расшифрованные сейсмические профили. Вот черточки площадок -г от них отразилась взрывная волна. А что между ними? Ведь невозможно «прослушать» всю трассу... Если площадки и впрямь, как на чертеже, образуют свод, то в вершине его, выжатая более тяжелой водой, может находиться нефть, Может (но не обязательно), потому что форма складок — лишь один из пяти признаков месторождения. Вот ежели в этом месте есть еще песчано-глинистая смесь, которой здесь обычно сопутствует нефть...

„ГЕЛИОГРАФ"

■ ■■■"■у *ж чр ^ ■ш1*" ......щ чт

ПЛЫВЕТ В УЛЕЗОЗОЙ

— Вы ожидали,— говорит мне Ахундов,— увидеть •пещеру «под дном и плещущееся в ней нефтяное озеро? Увы, для нас это предел мечтаний. А пока приходится искать явления более прозаичные...

А. ХАРЬКОВСКИМ, наш спец. корр.

I/" концу недели Кас-■ ..iv пий затих. Словно не доверяя внезапному спокойствию, «Гелиограф» осторожно движется по невысоким волнам. Мы стоим в капитанской рубке. Ненужные сегодня навигационные приборы шевелят усами стрелок. Берег рядом. Капитан ведет судно, ориентируясь по буям.

Смотрю на карту, слева по борту банка Цюрупы, из воды торчит разведочная вышка

— Разведка на мезозой?

— В общем да,—отвечает Ахундов.— Прощупываем слои. Здесь складки третичного периода и мезозоя смещены друг относительно друга. Нет, с методом «дикой кошки» нет ничего общего. Вначале акустики «прозвучали» дно и нанесли его профиль на план: при сейсморазведке каждый камень на дне подает голос, вот акустики и помогают избавиться от шума. Затем гравиметры выявили распределение масс. Сейсмики «высветили» глубинные слои и наметили место для неглубокого, картиро-вочного бурения — оно помогает выяснить физические свойства слоев. И лишь затем появилась вот эта, разведочная вышка. Да, сейсмика — лишь одно из звеньев в длинной цепи поисков.

Разговаривая, мы и не заметили, что «Гелиограф» бросил якорь. Невдалеке остановился сопровождающий его катер. Техник А. Лукьянов проверил приборы — поплавки на толстом водонепроницаемом кабеле — сейсмографной косе. Дана команда «травить косу»: барабан приходит в движение, кабель, соскальзывая, уходит под воду.

Инженер-оператор Н. Селиванов командует по радио на катер —■■ группе взрывпункта произвести взрыв... Тупой толчок, приглушенный звук, приборы чутко регистрируют подводное эхо... Когда Селиванов возвращается с пачкой проявленных пленок, его окружают геофизики: хочется до расшифровки посмотреть, получилось ли что Ведь в сейсморазведке многое зависит от рабочих приемов. Стоит приблизить приемники ко дну больше, чем надо, и оно отзовется на взрыв таким мощным эхом, что в нем потонут слабые сигналы глубин.

Бывает, что взрывные газы вызывают под водой не один, а серию ударов, и вот ложные изображения на сейсмограмме затеняют единственно нужное, верное.

Отдел расшифровки. Несколько геофизиков ведут расчеты, составляют схемы. Здесь намечается стратегия поиска: как расставить приемники, чтобы они были глухи к ненужным звукам. И снова работа: уже суммируя и преобразуя четкие сигналы, добывать из них по крупицам тайны морских глубин.

— А нельзя ли создать подводный локатор, который будет не только определять структуру пластов, но и сразу же отвечать на главный вопрос: есть ли в них нефть?

Разговор об этом шел уже на берегу, когда перед отъездом из Баку я решил заглянуть в завтрашний день «Гелиографа». Вот что рассказали мне директор Азербайджанского филиала ВНИИГеофизики академик АН АзССР Г. Ахмедов и кандидат геолого-минералогических наук И. Ахундов.

Глубина, с которой приходят отраженные волны, несопоставима с размерами базы, где установлены приемники. И поэтому фронт волны кажется перпендикулярным. Исключить ненужные колебания, идущие почти под пря-

РЕПОРТАЖ С ПЕРЕДНЕГО КРАЯ

15

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?