Техника - молодёжи 1968-05, страница 18

Техника - молодёжи 1968-05, страница 18

СкупЛю

.... ТЕХНОЛОГИЮ

ЭИЕКТРО,,. м - <

ПРИНИМАЕТСЯ

ОТ НАСЕЛЕНИЯ

ПО VM»ffИИыл» цснлм......

письменных столов, а один предприниматель продает микрофоны, вмонтированные в резиновые коврики, которые легко подсунуть под дверь. Обращает на себя внимание и другое приспособление — микрофон, прикрепленный к гвоздю. Гвоздь этот вбивают в стену или в дверь... В комнате скрытые микрофоны нередко крепятся к задним стенкам ящиков письменного стола, к обивке мебели или под кроватью. На более долгий срок «жучок»-радиопе-редатчик монтируют в электрические часы, в телевизор или в лампу, чтобы он питался от электрической сети».

«Любимое место установки миниатюрных радиопередатчиков — это телефон. При так называемой трехканальной установке передатчик дает возможность подслушивать не только телефонные разговоры, но и то, о чем говорится в комнате, когда не используется телефон. Если же подслушивающий не может установить аппарат около своей жертвы, то он может воспользоваться направленным микрофоном, установленным на расстоянии до 150 метров... А нехитрое приспособленьице, позволяющее записывать телефонный разговор на магнитофонную ленту, можно установить за три секунды, прикрепив его присоски к телефонной трубке».

Стремясь оградить свои секреты, крупные фирмы создают службы безопасности на своих предприятиях. Автомобильные компании, например, особенно тщательно охраняют модельерные цехи. Служащие допускаются в них только по особым значкам. Глиняные модели новых автомобилей по миновании в них надобности разбиваются на мельчайшие осколки. Чтобы пустить шпионов по ложному следу, идут иногда даже на изготовление машин, ничего общего не имеющих с той, которую собираются запускать в производство. Настоящие прототипы красят обычно в черный цвет. Он резко снижает объемное восприятие при фотографировании с помощью телеобъектива, так что в лучшем случае на снимке удается получить только темный силуэт.

Принимая людей на работу, компа* нии придирчиво испытывают их на «детекторах лжи». За служащими ведется непрерывная слежка. И здесь на помощь фирмам приходят те же самые агентства, которые засылают к ним шпионов. Таким образом, эти агентства одной рукой засылают шпионов, другой ловят их, получая деньги и за то и за

другое. Одна и та же фирма за 75— 250 долларов берется подслушать телефонный разговор, за 150—350 долларов — тайно записать его, а за 100 долларов — очистить комнату от всех замаскированных микрофонов. Для этого используется не менее изощренная техника, чем применяемая для подслушивания. Здесь «электронные щитки, которые начинают звенеть рядом с потайным передатчиком, широкодиапаэонный радиоприемник с частотной модуляцией, который подает сигнал обратной связи, когда он настроен на частоту подслушивающих передатчиков, и потайные «зонды», которые рекомендуются при подозрении, что кто-то из присутствующих имеет при себе передатчик».

Предлагаются даже «складные комнаты»: их можно быстро собрать, если обсуждаются секретные вопросы. Конструкция позволяет быстро осмотреть стены, потолок и пол и убедиться, нет ли в них подслушивающих устройств. Поговаривают даже о приборе, который укрепляется на потолке и создает вокруг людей, совещающихся за столом, некий «электронный конус тишины...»

«От этой техники невозможно скрыться», — хвастливо заявил представитель сыскной фирмы. Увы, даже шпионское дело подчиняется законам бизнеса: реклама явно преувеличивает успехи и достижения. И это лишь затрудняет осознание страшной угрозы, которую несет обществу междоусобный шпионаж, порожденный капиталистической системой.

Разбой

на информационном уровне

«Г енерал, действующий не в пустыне, а в населенном крае и недостаточно осведомленный о противнике, — не знаток своего дела», — говаривал Наполеон. Деятелей промышленного шпионажа нельзя заподозрить в том, что они не знают своего дела. Уж кто-кто, а они прекрасно понимают, что вокруг них не только не пустыня, а самое что ни на есть дружественное население. Поразительна легкость, с которой сотрудники продают производственные секреты своих фирм. Многие из них попадаются с поличным, но, увы, оказывается, им редко можно предъявить серьезное обвинение. Общество оказалось, по сути дела, беззащитным перед промышленным шпионажем. Уголовное законодательство, уверенно чувствующее себя, пока речь идет о хищении имущества, материальных предметов, денег, утрачивает почву под ногами, когда дело коснется хищения такой «эфемерной субстанции», как информация.

Например, служащий одной английской фирмы продал конкурентам списки покупателей и секретные донесения торговых агентов. Общий вес этих документов составил 200 кг! Но оказалось, что ему можно предъявить обвинение лишь... в краже бумаги, ибо законом не предусмотрено наказание за хищение информации. Выходит, стоило ему переснять эти документы, и никто не посмел бы назвать его вором.

Еще труднее оценить события в том случае, когда «крадут мозги», переманивая к себе сотрудника конкурирующей компании. В 1963 году произошел как раз такой случай: «Лейтекс» пригласила к себе сотрудника «Гудрич», поручив ему разработку космического скафандра. Но выяснилось, что на старом месте работы он разрабатывал точно такой же скафандр. Федеральный суд запретил этому специалисту раскрывать секреты новому хозяину. Но как можно проконтролировать выполнение этого решения?

Тонка и деликатна область, в которую должна вторгаться юридическая наука при разборе дел о промышленном шпионаже. Действительно, нетрудно установить кражу машины, костюма, банкнота. Незаконное пользование патентом становится явным в тот момент, когда по нему изготовлена продукция. Плагиат выявляется тогда, когда украденный текст напечатан в опубликованной книге. Но как обнаружить кражу информации, добытой долгим, кропотливым трудом, не воплотившейся явным образом в вещественных предметах?

Международная торговля лицензиями может рассматриваться как квинтэс-сецдия торговли. В таком случав промышленный шпионаж следует уподобить концентрату разбоя.

Как всякий разбой, промышленный шпионаж паразитирует на высокой организации и трудолюбии общества. Ведь с точки зрения некоторых частных лиц грабеж — неплохой источник пропитания. Но когда все население начинает строить свои планы на грабеже, происходит распад общества и оно утрачивает право именоваться организованным. Промышленный шпионаж несет капиталистическим странам такую угрозу.

14

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?